ИГУМЕНЬЯ КСЕНИЯ О СТАРЦЕ НАУМЕ

из книги "простые беседы о пути к Богу" КСЕНИЯ Интеллектуальные знания Университета толкались в мою мятущуюся душу и производили еще больший погром. Поэтому Господь и вывел на совсем другую духовную площадку, где началось выстраивание душевных сил. Из всей замусоренности и неправды помог выбраться батюшка, старец Троице-Сергиевой Лавры, отец Наум. 
Впервые я попала к батюшке по благословению игумении Варвары (Трофимовой), настоятельницы Свято-Успенского Пюхтицкого монастыря в 1979 году. Увидев во мне полный туман и
отчаяние, она кротко сказала: 
- Поезжай к отцу Науму, он умный, он тебе поможет.
Первая встреча с батюшкой была в его маленькой приемной, битком набитой народом. В ней, с одной стороны в уголочке, принимал добрый старец, архимандрит Кирилл (Павлов), и 
все ожидающие старца были как-то особо благочестивы, уже управлены в жизни своей. С другой стороны – было местечко для батюшки, отца Наума, и его ожидали все больше такие, как я, взлохмаченные душевно, измученные умственными раздорами в себе, или в слезах от проснувшегося осознания своих грехов, склонившие свои головки многие женщины. Так что батюшка в шутку говорил: хоронить меня придут только сумасшедшие и блудницы. 
Так хорошо запомнилась эта полутемная комнатка, одно окошко и два великих старца, распахнувших души свои, чтобы выйти навстречу горю и страданию людскому, еще не нашедшим своего успокоения и разрешения.
С удивлением оглянувшись в мою сторону, батюшка подозвал меня и спросил: ты откуда?
- Меня к вам матушка игумения прислала. Я из Пюхтицкого монастыря.
- Из монастыря? А что ты раньше делала?
- Училась в Университете.
- И ты доучилась? - изумился батюшка, видимо, сразу почувствовав во мне «свою» подопечную. А затем батюшка спустился «на дно» моего сердца. Пройдясь по всем его темным и 
тайным закоулкам, не укоряя, а помогая увидеть, батюшка возвращал точку опоры, которая была расшатана всеми ветрами грехов. И настолько трудно нам, разбалансированным, удержать ее, что каждый раз, приезжая к батюшке на исповедь, ждешь этого укоренения, этой Пасхальной радости обновления. 
Следующее хирургическое действие старца: «обрубить все хвосты», чтобы никакая привязанность к миру не помешала родиться и рождаться в Духе. И как же больно было отрывать, и как же трудно до сих пор доходить до правды о себе, это знает каждый.  Спускаясь с нами в эту «бездну», батюшка помогает выходить из нее, скажет доброе слово, 
ободрит и выстроит новую тропиночку, навсегда оставаясь самым родным «строителем души». Молитва Иисусова вместе с покаянием явилась и является просто озонатором воздуха души, настройкой на внутреннюю правду и основой жизни. Но она не так проста, как кажется, и поэтому называется художеством, искусством из искусств. Именно она особенно проникновенно и чисто начинает звучать после батюшкиного «промывания». 
(...)
В 2008 году исполнилось 50 лет служения о. Наума в Лавре. Он помнит стареньких монахов, собиравшихся из закрытых монастырей. Они отличались простотой и неученостью, и «как дети, - рассказывал батюшка, - легко впадали в отчаяние».
- Погибаю! – с надрывом кричал монах, которому приснился какой-то сомнительный сон. – Погибаю, спасите!
С простодушной и детской верой, они были верными «воинами» Церкви Христовой. 
- Старые монахи очень любили службу: с палочкой, еле идут, а тянутся к храму, - рассказывал батюшка. 
- Они… всё пережили, и вера их была удивительна, - вспоминал архимандрит Матфей (Мормыль). 
В то время духовником Лавры стал архимандрит Петр (Семеновых).
(...)
О. Петр застал подвижничество старца Силуана, помнил, как тот был экономом, удивлялся его огромной силе, не раз видел, как тот с легкостью подхватывал по мешку в каждую руку и переносил их на нужное место. Не говоря уже о подвиге молитвы и покаяния…
Наш батюшка, сибиряк, тоже сохранил до сих пор крепость и веселость силача. Исповедывался, как пришел в Лавру, отцу Петру. С тех пор прошло уже полвека. Но какая душевная чуткость и любовь ко всем раскрылась в нем на пути монашеского подвига, об этом мы знаем, и этим держимся.
Вспоминая свою юность, он удивляется:
- И как я попал в женский коллектив? Я всегда страшился, боялся женщин. Когда в дом к маме приходили женщины, я убегал и не выходил, пока не уйдут. А теперь и ругаю, и говорю строго, а они так доверяют: «Я вот тебе могу сказать грехи, а другому никогда не скажу». А я ей и говорю: «Вот ты сказала грех, а Ангел его вычеркивает»…
(...)
1927 года рождения, батюшка попал в призыв, который указом Сталина на фронт не был отправлен, а распределен на обучение для офицерского состава кадровой армии. 
Родился в далеком сибирском крае, деревне Малая Ирменка (прежнее название Шубинка), Ордынского района, Новосибирской области.
Он получил направление в 1944 г. в 36-й взвод, в школу радиотехников (с очень сложным названием). Школа была эвакуирована в Ригу из Одессы, и вся служба заняла 8 лет, один месяц и 17 дней.
До сих пор батюшка помнит все технические характеристики тех или иных приборов, ставя в тупик нередко и крупных специалистов и ученых с большим самомнением, но с налетом небрежности к простым и фундаментальным истинам. Давая задачки посчитать, сколько кирпичей уйдет на строительство храма, батюшка наблюдает, как справляется испытуемый и, подшучивая, заключает: «Да, умишко у тебя небольшой», или, услышав неожиданно быстрый и верный ответ, радостно удивляется: «А как же ты посчитал?» 

наумчик В кадровой армии батюшка не остался, а поступил в Политехнический институт во Фрунзе. Занятия начинались с часу дня, а до уроков он успевал забегать в храм. Недаром говорится: «Человек предполагает, а Бог располагает», так и получилось. Случайно забежал в храм, а там бухгалтер Порфирий, рассматривая журнал Московской Патриархии, стал читать, что в России действует 8 семинарий, и одна из них в Троице-Сергиевой Лавре. Коля вдруг сразу почувствовал: «Это - моё». Вернулся домой и говорит:
- Мама, надо поступать в семинарию.
- Надо, – твердо сказала будущая схимонахиня Сергия.
Она умерла в 1982 году, и многие духовные чада батюшки хорошо ее помнят: мудрой, доброй и мужественной. 
«Когда они еще жили в Сибири, то много читали Жития Святых - книги были большие, старинные, в кожаных переплетах. И вот однажды стук в дверь, на столе лежала раскрытая книга - Жития Святых. В те времена осуществлялись специальные рейды по изъятию книг, икон - и мама испугалась: «Ну, что делать?» Завернула книгу в полотенце и сунула в подойное ведро. Спокойно пошла открывать:
- Проходите, проходите, я только ведро коровам вынесу, и вернусь, - и вынесла ведро в коровник. 
- А они искали, искали, так и не нашли... 
Многие хорошо помнят и няню батюшки, которая умерла не так давно (в 1996 г.), в постриге – монахиня Мария, молятся за братьев и сестер батюшки, которые умирали от голода в те страшные 30-е годы: Михаил - в 6 лет, Димитрий в 2,5 года, Мария – в 3,5 года, Елизавета в 1,5 года, Батюшка архимандрит Наум с мамой - схимонахиней Сергией.еще Елизавета в 5 лет, Зинаида в 2,5 года, остался один Николай, о котором мать молилась: 
- Матерь Божия, а этого оставь Тебе служить.
(...)
В 57-ом году, из далекого города Фрунзе, благословением матери и настоятеля храма отца Александра, батюшка приехал в Троице-Сергиеву Лавру. 
Только зашел на территорию Лавры, как его встретил преподаватель семинарии и спросил: 
- Ты куда приехал?
- В семинарию поступать.
- Хорошо. Пойдем со мной, – и сразу отправил в столовую, а потом уже стал разговаривать.  Об этой «детали» батюшка сам рассказывал, вспоминая, насколько добрые и естественные отношения возникали между преподавателями и студентами. Наступило время экзаменов, и все бы хорошо, да по-немецкому получил двойку. 
- «Иду по Лавре, расстроенный. Вдруг встречаю ректора семинарии:  - Ты что, солдат, голову повесил, что такой грустный?
- Да вот, двойку по-немецкому получил.
А он возмутился:
- Как это так? Солдат войну прошел, надо немедленно принять!
- Так меня и зачислили!»
Проучившись полтора месяца в семинарии, батюшка подал прошение в монастырь.  Уйти в монастырь, когда молодежь дружными рядами вступала в компартию, поступок неожиданный и неординарный. Как, впрочем, и вся жизнь батюшки в Лавре не стала монотонным служением ради спасения себя только, а вовлекла такое множество людей, что и попасть к батюшке трудно, но душа чувствует, что нужно, и стоит длинная очередь каждый день, молясь: «Помоги, Господи!»

Батюшка рассказывал:
- Монахов было мало, работали много. На клиросе – регентовал один о. Тихон, на проповедь выйти было некому, так что о. Феодорит говорил по три проповеди в день: на ранней, поздней Литургии, да еще и на Акафисте.
Вскоре в монастырь стали поступать молодые послушники, получая семинарское и академическое образование, с искренним желанием глубокого изучения Священного Писания и путей 
Промысла Божия. 
Пока были летние каникулы в семинарии, батюшка во время послушаний, а ему часто приходилось быть за ящиком, за все лето выучивал все тексты паремий наизусть, все, что нужно было знать для следующего года обучения. И нам все время говорит:
- Больше учите! Раньше монахи древних монастырей знали все Евангелие наизусть, кто и Псалтирь, а кто и всю Библию! 
Но те первые годы жизни в монастыре были полны встреч с легендарными для истории Церкви людьми. О спорах митрополита Петра (Полянского) с Тучковым Е. А. батюшке рассказывал келейник владыки, иеромонах Гавриил (Лихоманов), сопровождавший его в ссылку.
(...)
Монашеский постриг Николая Байбородина был совершен 14 августа 1958 года, а имя дано в честь преподобного Наума Радонежского.
- Отец Наум, наставь на ум, - сначала просьба с надеждой, а теперь горячее прошение о помощи разбросанному и теряющемуся в мечтаниях, зачастую поврежденному образованностью, нашему нуждающемуся в помощи уму.
- С какой силой идет на тебя лавина помыслов, ты также вооружайся противостоянием и не мечтательной, а покаянной молитвой к Богу. Всякое мечтание – беседа с диаволом. Едет девушка в электричке, а сама улыбается, что-то вспоминает, о чем-то мечтает. Трезвение дает силу уму, а мечтательность рассеивает.
В свои первые годы жизни в монастыре батюшка был келейником отца Федора. Отец Федор вспоминал:
- До Наума у меня был келейник, который решил: «Вот, буду поститься сорок дней». Постился, постился, да из монастыря ушел. Я ему говорю: «В монастыре самое главное – послушание, ходи на послушание». Ничего не понял. Второй пришел, говорит: «Я буду читать каждый день по Евангелию, как преподобный Серафим Саровский». А я ему говорю: «На первом месте – послушание». Опять ушел. Приходит третий – отец Наум. Сделал себе скамеечку, сядет в уголок в свободное время и читает Иисусову молитву. Один раз пришел, смотрю, будильник за окном стоит, а он сидит, молитву читает, чтобы тиканье часов не отвлекало. А так, на все послушания бегом, на учебу бегом, все вовремя, все хорошо! Ну, думаю: «Что ж из этого получится? Вышел - раб Божий, а я – никуда не гожий»…
Защиту кандидатской работы после окончания Духовной Академии принимал архимандрит Тихон (Агриков), магистр богословия. С наработанным материалом батюшка не расстается всю жизнь. Углубляя и расширяя свои знания, он «не дает дремать духовным чадам». Книга об Иисусовой молитве - проповедь непрестанного умносердечного «делания» - наша настольная книга.
История, антропология, апологетика, догматика - темы, близкие и изученные по разным учебникам. Свои энциклопедические знания батюшка «вкладывает нам в сердце», создавая напряжение «высоковольтной линии», но и наблюдая, чтобы гордость не затуманила самомнением.
наумчик С некоторой даже беспощадностью к себе, несет батюшка подвиг покаяния и служения миру, а мы согреваемся его близостью к Богу и тоже учимся внимательной исповеди, помня предупреждение: 
- Когда идете на исповедь к духовнику, молитесь Матери Божией, Иоанну Предтече, чтобы Господь их молитвами положил на сердце духовнику, в чем воля Божия. 
Но самое главное, чему мы не перестаем удивляться, так это разнообразию стратегических методов отвоевывания грешников у падшего духа.
Как-то я встретила у батюшки одну монахиню, на которую очень обижалась из-за ее некрасивого поступка. До этой встречи я рассказывала батюшке о своих переживаниях, и вот лицом к лицу мы столкнулись в приемной. Стараясь не смотреть в ее сторону, я слушала, что говорит старец. Но один рассказ сменял другой. Батюшка с меня глаз не сводит, все говорит, а прямо ей про ее поступок ничего не говорит. Я все больше начинаю недоумевать: почему же ей батюшка ничего не говорит?
- Ты мало читаешь, - слушаю его легкий упрек и вдруг начинаю «включаться». Я мало «читаю» из того, что мне сейчас хочет сказать батюшка, и вдруг начинаю понимать: я должна 
сейчас все при ней сказать.
Моя решимость, родившись, стала искать поддержку. И тут батюшка начал рассказывать про военные действия, как во время Великой Отечественной войны были распланированы нападения с воздуха, и что атаки очень точно рассчитывали, иначе можно бомбить впустую…  Все понятно! Это план, как мне выстроить свой рассказ. Немного подумав, начинаю 
говорить о том, что произошло, в чем суть ее ошибки, как я это понимаю, но тут меня начинают захлестывать эмоции! Это был удар! Конечно, я не права, слишком доверяю себе и с 
легкостию осуждаю. Стало стыдно. Весело прищурив глаза, батюшка улыбнулся, а потом просто и доброжелательно разобрал ее ошибку, и она сама увидела свое упрямство, а я свою нетерпеливость…
Но многие обижаются: «Как меня батюшка отругал! За что? Я давно исправилась. Я уже не такая!» Но кто принял, сердечно поскорбел, или, как говорят Святые Отцы, поплакал о себе, тот хоть немного, но прикоснулся небесному утешению. 
- Кто может смиряться, того мы смиряем, а кто не может, перед тем мы смиряемся, - еще один подвиг служения батюшки. Ибо, одно дело - просто исповедывать, а другое - воспитывать.
- Ты хочешь в рай? - спрашивает батюшка посетителя.
- Да, вроде хочу, - отвечает.
- А ты как хочешь туда попасть? Вот в городе висит Доска почета. На ней фотографии. А пьяницы взяли бутылочку и распивают, папироски курят и ждут, может, их тоже сфотографируют и повесят на Доску почета. Так хоть десять лет могут сидеть, а не попадут. И ты, как они? Надо соответствовать, не рожденный водой и Духом не войдет в Царство Небесное…
А дальше батюшка берет меч духовный и расчищает пространство, в котором жить светло. Для каждого оно – свое, для монашествующих в постижении премудрости 
Святоотеческого наследия и смирения: 
- Каждый день читайте Священное Писание. «Итак, она звалась Татьяна». Кто написал? Пушкин, это ты знаешь. А кто такой был Мардохей? Не знаешь? Жития Святых за год надо прочитать. Еще не прочитала Добротолюбие? Почему вы так мало читаете? Симеона Нового Богослова два тома, Исаака Сирина «Слова» надо знать. Два года надо плакать, тогда сердце смягчится, сердце должно быть милующим, - любит повторять батюшка…
И идет к батюшке нескончаемый поток ожесточенных и измученных, и мы в этом потоке, уже согретые и утешенные. И сколько бы мы не возвращались к «своим» проблемам, они всегда есть и будут, и с помощью батюшки и его благословения разрешаются и разрешатся.

Add a comment
tags:

НИКОЛАЙ МИТРОХИН О СТАРЦЕ НАУМЕ

Особый статус о. Наума в Лавре подчеркивает то, что помимо кельи он имеет отдельное помещение для приема своих духовных чад. На официальном сайте ТСЛ сведения о часах приема архимандрита Наума помещены в разделе необходимой справочной информации. Кроме того, документально зафиксировано влияние архим. Наума как минимум на двух других известных духовников, которые стали основателями собственных "сетей".

Говоря о деятельности такого серьезного идеолога, которым, без сомнения, является архимандрит Наум, принято ссылаться на его заявления, тексты проповедей, статей. (...) Нам известны всего два опубликованных за его авторством, но достаточно показательных текста, раскрывающих некоторые аспекты его идеологии. В проповеди "Три греха" (записана летом 1998 года) он определяет три наиболее серьезных грехопадения человечества: изгнание из рая (и возникшая вследствие этого цивилизация, воспринимаемая им однозначно негативно), распятие Христа и "отпадение католичества от православия", что, по его мнению, породило все последующие ереси и расколы. Из двух последних построений следует однозначный антисемитизм и антикатолицизм последователей о.Наума. В тексте "Введение в Пасхалию" он доказывает ошибочность принятия григорианского календаря: "Это влияние эпохи Возрождения, от которой духовная жизнь католической церкви упала. Коперник был против реформы, а Собор 1583 года отверг новый календарь как орудие завоевательной политики папства. Григорианский календарь является исторически вредным, оказывается астрономически ненужным".
(...)
Духовные дети архимандрита Наума даже на фоне последователей других фундаменталистских старцев отличаются особым политическим радикализмом и специфической враждебностью к любой нецерковной общественной, научной и политической деятельности и журналистам. Идеалом для них являются XV-XVI века, когда закрытое русское общество спасалось от "дурного влияния" западной цивилизации и было, как им кажется, единым в своих взглядах. Они сторонники максимально строгого, монастырского исполнения обрядов и соблюдения постов, брачных обязательств, подчеркнутого доминирования мужского начала в семье. Они резко отрицательно относятся к любым контактам с инославными конфессиями, а в политическом отношении придерживаются монархических, резко антилиберальных и антисемистских взглядов. Они полностью разделяют лозунг современной радикальной ультраправой (и промонархической) оппозиции: "Демократия в аду, а на небе - царство".

НАУМ Коммуникация между старцем и кругом его последователей осуществляется на личном уровне. (...) С помощью своих духовных детей архимандрит Наум руководит обширной сетью общин и монастырей, которые считают старца своим духовным руководителем, хотя формально подчиняются правящему архиерею той или иной епархии. Один из монастырей старец устроил на своей родине. (...) То, что архимандрит Наум является фактическим руководителем всех 24 ставропигиальных монастырей, признал в беседе с автором высокопоставленный сотрудник Отдела внешних церковных связей РПЦ.
На парламентских выборах 2003г. в России наумовцы выступили в рамках политической партии "За Русь Святую!". Посетитель сайта партии мог не только подобрать себе обширную коллекцию цитат, обрисовывающих политическую программу православных фундаменталистов, но и ознакомиться с размещенным на видном месте текстом беседы двух лидеров партии с неким Старцем, который выступает с жесткой политической программой и с умилением вспоминает "порядок" и заботу о нравственности при Сталине (прежде всего, запреты на гомосексуализм и аборты). (...) Трудно удержаться, чтобы не процитировать небольшой фрагмент из этого весьма примечательного текста: "Ваша партия должна славиться благочестием и изучением Закона Божия. В России только православные христиане должны руководить православными гражданами. И если какой-нибудь кандидат в депутаты не крещен и не воцерковлен, то он снимается с выборов и не баллотируется. Нужно выялять скрытых антихристиан. В устав партии можно записать, что в ее члены принимаются люди, проявившие себя в семейном благочестии. Такие люди должны руководить партией и обществом в целом. Руководители русского народа должны быть коренными русскими, православными. При выдвижении кандидата на руководящие должности составлять справку о его благочестии". (однако, множество представителей партии усердно избегали катехизаторских бесед - прим. админа)
(...)
Иерей Анатолий Гармаев подробно повествует о своем опыте общения с архимандритом Наумом: "Я на себе испытал - когда подходит батюшка, забываешь об окружающих, остаешься один на один с ним. И легко, и просто. Долго он не будет с тобою. Вот уже накрывает епитрахилью, разрешает грехи и благословляет. Бежишь домой, как на крыльях". 
(...)
Если ситуация нестандартна или информации недостаточно, старец отвечает серией двусмысленных нарративов и метафор (...) Получивший подобный ответ либо удовлетворится им для разрешения собственной проблемы, либо будет держать его в голове, рассматривая все происходящие с ним события с позиции "а может, об этом старец и говорил". Логика в этом случае отступает на второй план. Люди, верящие в предсказание, не замечают мелких несоответствий.
(...)
От благословений-советов старец переходит к благословениям-приказам. Они могут касаться весьма существенных вопросов - места жительства, смены работы, семейного состояния (благословение-неблагословение на брак - самая мягкая форма управления в этом случае). Особенность архимандрита Наума состоит в том, что зачастую он стремительно проходит второй-четвертый этапы в отношениях со своими последователями. Человек, пришедший к нему за советом, получает практическое направление в одну из структур, находящихся под управлением или духовным окормлением старца. 
(...)
Высокопоставленные сотрудники Новосибирского епархиального управления (ныне - митрополии; прим. админа) рассказывали мне, что о.Наум не только создал монастырь у себя на родине, но и назначает настоятелей монастырей епархии, - не смотря на то, что формально это должен делать Священный Синод, по представлению правящего архиерея».

Add a comment
tags:

МАРШ РАВЕНСТВА

8 марта 2014. Москва. Больше сотни смелых исповедников феминизма прошли маршем в центре столицы. Не смотря на полную конструктивность и социальную значимость лозунгов и взглядов, концентрация этих свободномыслящих граждан явилась стандартной приманкой для "святости" в качестве свирепости у преверженцев русской родо-племенной идентичности прихожан Московской Патриархии.

 

Add a comment
tags:

МИНИМАЛЬНОЕ РАСЦЕРКОВЛЕНИЕ

Поскольку большинство посетителей нашего сайта (судя по беседам через "консультанта") мучается вопросом о том, как расцерковиться и при этом не утерять веру в Бога, мы размещаем вот этот небольшой материальчик. Для раздумий.
босх
Один из способов сохранить свое личное общение со Вселенной (именно так называют Бога недоконченные "атеисты") - это пойти путем личного подвига. 
Отшельничество - это минимальная степень расцерковления, которая практиковалась начиная с тех времен, когда Церковь стала дружить с государством.
Возможно ли сегодня отшельничество?
С одной стороны, церковники утверждают, что нынче время подвигов безнадежно прошло, а те, кто пытается понести хоть что-то, величаются прельщенными людьми. Автору думается, что связано это не столько с (якобы) деградацией человеческой особи как таковой (ведь Христос-то Один и Тот же всегда), сколько с огромной зависимостью РПЦ от государства. В частности, в 1771 году вышел указ, запрещающий отшельничество. В СССР также винтили "бродяжников" весьма активно. Впрочем, в последнее время, как признаются нынешние пустынники, бродяжничество уже не находится под таким сильным гнетом, как это было в Союзе.
С другой стороны, наше время гораздо лучше приспособлено к отшельничеству. Да-да, не удивляйтесь! Не может быть случайным целый набор фактов:
1) появление солнечных батарей как альтернативного источника энергии;
2) появление фонариков, не требующих источников питания;
3) найден второй том прп. Исаака Сирина, самого необходимого "отшельнического" автора-аскета.  
4) появление массового ламинирования по доступным ценам (пригодится для защиты от влаги тех текстов, которые Вам могут понадобиться в условиях повышенной влажности, например, в землянке);
5) некоторые радуются также существованию навигаторов, не позволяющих заблудиться;
6) появление огромного количества непромокаемых неразлагающихся материалов, которые легко доступны на обычной помойке и могут служить при постройке убежищ;
7) появление огромного количества массовой информации (а знание - это уже полдела!..).
Среди этого списка (который, впрочем, можно продолжить) самым важным я считаю третий пункт. Преподобный Исаак открыл нам парочку таких вещей, которые особенно вдохновляют на отшельничество сегодня.
Во-первых, это вопрос неполученного на отшельничество благословения. Преподобный отец-пустынник очень четко раскрыл сущность Любящего Бога (так мощно раскрыл, что были целые исследования на тему того, не является ли преподобный оригенитом), прощающего человеку ЛЮБЫЕ ошибки, если они сделаны были человеком ради Бога.
Эта потрясающая мысль позволяет нам попадать в прелесть с верой в то, что Господь управит Сам дело, начатое ради Него. Как свидетельствуют абхазские подвижники, наше время породило столь сложных людей, что спасаться коротким путем (послушанием) нам попросту неестественно. Сложные наши тараканы в голове требуют сложных способов их вытравливания.
Во-вторых, отец Исаак открыл нам главный принцип успеха в отшельничестве - постоянство. Этот чисто психологический принцип позволяет нам рано или поздно получить-таки плоды, желаемые нами. Незнание этого принципа приводит к чрезмерному унынию и к оставлению своего подвига. А это последнее вполне способно перечеркнуть все наши предыдущие усилия.
Второй том величайшего отца-пустынника был не доступен еще даже советским пустынникам, а нам (почему-то) он был дан. Если позволить оставить себе свое мифологическое мышление, то мы знаем, что случайных случайностей не бывает. Все это не без промысла.
Если учесть то, что некоторые просто уверены в ужасности ИНН и прочего, отшельничество для сохранения такой вот веры просто незаменимо. Главная причина сокрытия подвижников в горах - отсутствие каких-либо документов.
Какие материалы в сети необходимо разыскать для получения разъяснения практических вопросов?
Конечно, это, в первую очередь, выживальческие сайты и форумы. На них Вы найдете схемы постройки простейших жилищ-убежищ "на скорую руку". Для более стабильного проживания рекомендуется "хоббитовского" типа домики, называются они "Лисьи норы". Для тех, кто планирует в своем уединении самообеспечение в виде огорода, будет небесполезно ознакомиться с основами щадящего земледелия и пермакультуры. 
Если посмотреть на практические вопросы по-церковному (не говорю "по-православному" потому, что святитель Иоанн Златоуст является также и католическим святым), то неплохо вспомнить такие вот замечательные святительские слова:
"Бог в изобилии нам подает все, что гораздо важнее денег: воздух, воду, огонь, солнце и все подобное" ("О статуях"). 
Многие древние отшельники уходили вовсе не озираясь ни на что житейское,и перенесенные ими телесные беды превращались рано или поздно для них в радость. Многие не запирали двери своих келий, считая прохожих разбойников посланниками Бога. Все зависит от величины веры.
Главная психологическая проблема, с которой столкнулся автор данных строк во время своего личного опыта уединения, заключалась в недостатке религиозной литературы, заменяющей собой общение со старцем. В наше время в этом может помочь такая простая вещь, как, например, айфон. Если уж кавказские отцы не брезгуют сейчас интернетом, то и нам, при отсутствии предубеждений, он может стать помощником, а не врагом. 
Одним из ярких моментов в житии самого преподобного Исаака Сирина был тот, когда он оставил отшельничество из-за отсутствия у себя книг и переселился в общежитие, богатое на библиотеку.
Обязательна к прочтению замечательная книга монаха Меркурия "В горах Кавказа. Записки современного пустынножителя". Это документальное свидетельство позволит взглянуть на нынешнее пустынножительство более реалистично, чем это позволяют нам древние жития. Сам отец Меркурий описан в книге под кликухой "брат-пчеловод", а единственный подвижник среди братьев - "больной брат" - был ни кто иной как схиархимандрит Виталий (Сидоренко). 
Что касается нашей греховности (в то время как многие писания отцов намекают на то, что в отшельничество благословляются только святые), то неплохо запомнить такое вот литургическое свидетельство Церкви:
"Яко от Иерусалима Твоих божественных заповедей исходя и к страстем Иерихонским достиг, славою бесчестия житейских попечений привлечен, в разбойнические впадох помыслы, сыноположения ризы от них совлекохся, и ранами яко бездушен лежу. Священник же пришед язву видев не внят; и левит, и той возгнушався мимо иде. Ты же, Господи, от Девы неизреченно воплощься, излиянием от спасительного ребра Твоего, вольне излиявшияся крове и воды, якоже елей искапав, Христе Боже, струпы язв моих мягкостию стягни и к Небесному совокупи лику, яко Милосерд".
Итак, стихира шестого гласа из Постной Триоди открывает нам то, что спасемся мы только тогда, когда при презрении от священства и левитов мы не будем отказываться от помощи "Самарянина-Христа", которую Он нам дает в виде Причащения.
В том и заключается самая минимальная степень расцерковления - поддержание литургического общения с Церковью. Все остальное - пастырство, послушничество, внешние обычаи и обряды - мы можем спокойно оставить, если того требует совесть.
Более того, даже церковные каноны позволяют нам не поминать патриарха до его осуждения на Соборе, если того совесть от нас требует.
Вместе с тем, история Церкви знает множество примеров, когда отшельники доходили до той степени веры, когда посредничество священноначалия не требовалось даже и при Причащении. Таких причащают уже ангелы.
Add a comment
tags:

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru Индекс цитирования
Back to Top