ВОСПОМИНАНИЯ О СМЕРТИ: МЕДИЦИНСКОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ

оглавление

Не найдя в сети сей книги доктора Сабома на русском языке, мы решили заказать за морями-океанами англоязычный вариант в бумажном виде и перевести его. Интерес наш чисто научный, ведь именно эта книга претендует на то, что в ней находятся научные факты о послесмертной участи. Нам важно знать эти факты для того, чтобы осознать наше личное отношение ко Вселенной или Всевышнему, если Он все-таки существует. Научно ли быть атеистом? С сего дня начинаем постепенную публикацию нашего перевода.

sabom

Воспоминания о смерти: медицинское расследование

Новое поразительное клиническое свидетельство, имеющее важные последствия для нашего понимания предсмертного опыта, представленное знаменитым кардиологом и профессором медицины

Михаил Сабом, 1981

 

Благодарность

Хочу выразить огромную благодарность за оказанную помощь в проведении исследования, а также подготовке этой книги:  докторам и медсестрам Университета Флориды и госпиталя для ветеранов в Атланте (Atlanta  Veterans Administration Medical Center) за направление пациентов, переживших клиническую смерть;  доктору Кеннету Рингу (Dr. Kenneth Ring), доктору Раймонду Муди (Dr. Raymond Moody), Джр. и  Джону Одетт (Jr., and John Audette) за безграничные ободрение и поддержку; Джону Эглу (John Egle),  публицисту из "Мокинбёд Букз" (Mockingbird Books) за содействие в публикации этой книги; моему  брату, доктору Стиву Сабому (Dr. Steve Sabom), за критику рукописи; Джинне Флегг (Jeanna Flagg) из  "Харпер и Роу" (Harper&Row) за помощь в редактуре; и Лейни Шоу (Lani Shaw) за набор рукописи.

Выражаю особую благодарность Cаре Кройцигер (Sarah Kreutziger), которая ввела  меня в курс дела и работала со мной первые годы изучения проблемы. Сара помогла определить  форму исследования и опросила нескольких пациентов из тех, чьи рассказы приведены в книге.

Также хочу поблагодарить свою жену Диану за долгие и плодотворные часы обсуждения  околосмертного опыта, за серьезную переработку ранних набросков рукописи, и, кроме того, за то,  что все это время поддерживала меня и поощряла изучение проблемы и мое желание опубликовать  книгу.


«В том, как люди умирают, есть еще некоторые странности, по крайней мере, это не вяжется с  представлением о страдании, которое испытывает человек в момент смерти. Те, кто почти умерли и  потом вернулись, чтобы описать свой опыт, никогда не упоминали муку или боль, или даже  отчаяние; наоборот, они описывали странное, необычное ощущение спокойствия и мира. Акт  умирания кажется связанным с какими-то другими вещами, возможно, касающимися фармакологии,  что превращает его в нечто совершенно отличное от того, что большинство из нас привыкло  ожидать. Мы могли бы больше узнать об этом… Что-то, возможно, происходит, то, о чем мы еще не  знаем». 

Льюис Томас, к.м.н., президент Слоэн-Кеттеринговского института раковых болезней (Sloan-Kettering Cancer Institute, New England Journal of Medicine, June 1977)


Предисловие

На протяжении столетий люди, пережившие клиническую смерть, возвращались, чтобы  рассказать о своем удивительном опыте, о множестве ощущений, которые они пережили: яркий свет, очаровательные пейзажи, души умерших близких и любимых людей, – все эти слова присутствовали в описаниях смерти. Родственники окружали умирающего, чтобы попрощаться и услышать его  последние слова. Если же человек внезапно возвращался с того света, он мог вспомнить об  ощущении полета, и затем – о «возвращении».

В настоящее время люди возвращаются от порога смерти значительно чаще, чем ранее. Теперь,  благодаря последним достижениям в медицине, сердца могут быть перезапущены, дыхание  восстановлено, кровяное давление также может быть приведено в норму. Тех пациентов, которые  еще в недалеком прошлом наверняка бы умерли, в настоящее время возвращают с того света,  позволяя им продолжить свое земное существование. При этом они запоминают множество  переживаний, рассказывая затем их нам. «Если представить себе смерть как процесс, как некое  протяженное во времени событие, – говорит доктор Джордж Е. Бёрч (George E. Burch), известный  кардиолог, – то, конечно, пациенты, реанимированные спустя несколько минут после остановки  сердца, получили духовный опыт, ощутив этот процесс настолько сильно, насколько это  возможно… Внедрение действительно эффективных методов сердечной реанимации <…>  предоставило врачу уникальную возможность исследования духовного опыта, связанного со  смертью и умиранием».

За последние пять лет своей кардиологической практики я провел обширное исследование,  связанное с опытом людей, побывавших на краю смерти. Многие из них, пережив остановку сердца  или иные угрожающие жизни кризы, вспомнили впоследствии ряд экстраординарных событий,  которые имели место, пока они были без сознания или в состоянии клинической смерти. Некоторые   из них рассматривали этот опыт как приоткрытие завесы тайны потустороннего мира, другой  реальности существования.

В этой книге исследуются сущность и смысл околосмертного опыта. Я не ставил себе цель повторить  уже сказанное по этому поводу, или же придумать несколько новых анекдотов; моей миссией было  представление свежего взгляда на содержание этого опыта, на людей, переживших его, и на условия,  в которых это произошло. В рамках этого исследования я изучил множество объяснений  околосмертного опыта, которые нашел в научных и популярных журналах. Воспоминания о смерти,  приведенные на этих страницах, должны, в свою очередь, обрести новый смысл.

То, что я услышал во время этого исследования, находясь в клинике или у постели больных,  заставило меня переосмыслить некоторые мои базовые представления о сущности (природе)  человека, о смерти как процессе, и о медицинской практике. Я представляю вам свои выводы в  надежде на то, что вы разделите со мной те трепет и очарование, которые я испытал, вникая в эти  вопросы – вопросы, затрагивающие все суть и смысл жизни.

(M.B.S., Decatur, Georgia, March 1981)


-=1=-

Истоки

В июле 1970-го года я начал интернатуру в Университете Флориды. В первую же ночь я дежурил в отделении общей терапии и вдобавок подменял другого интерна, отозванного в отделение скорой помощи. В начале смены, ранним вечером я занимался обычными для смены делами: выбрал три медицинские карты и провел осмотр пациентов, затем обновил капельницы и провел ЭКГ пациенту с болями в груди. Около полуночи я прилег почитать последний выпуск медицинского журнала, однако мгновенно уснул. В 3 часа 15 минут утра меня разбудило сообщение внутренней связи: «Код 99, отделение скорой помощи, второй этаж… Код 99, отделение скорой помощи, второй этаж».

Так начался ритуал, который я повторил впоследствии бесчисленное множество раз. Как вы, вероятно, догадались, «Код 99» означает пациента в критическом состоянии. Знакомый всем докторам и медсестрам призыв о помощи, он призывает врачей к постели больного, состояние которого резко ухудшилось и жизнь находится в опасности. Короче – он означает, что пациент при смерти.

И тогда, и первые годы работы я был настолько загружен обычными для интернатуры делами, что даже и не задумывался, на что же похожа смерть и что она из себя представляет. Меня учили сохранять людям жизнь; созерцать тех, кто этого не делал, было не по мне. Полагаю, если бы кто-то спросил меня тогда, что я думаю о смерти, я бы ответил, что в момент смерти мы умираем, и все заканчивается. Хотя я и вырос в религиозной семье, я всегда разделял религиозные и научные представления о жизни и смерти. В то время я считал, что христианская вера в жизнь после смерти есть ни что иное как способ направления поведения людей в определенном ключе, да вдобавок облегчение боязни умереть, снижение страха и беспокойства.

Кем я никогда не был, так это антинаучным. Годы медицинской подготовки привели меня к убеждению, что если придерживаться научного подхода – следовать научным методикам в лабораторных исследованиях, – то многие, если не все, вопросы о мироздании, не имеющие сейчас ответа, будут решены в той или иной степени. Иными словами, не существовало необъяснимых феноменов – существовали просто «научные факты», ждущие исследования. Создай верный научный подход, и найдешь ответ, – вот как я считал тогда.

Любой студент, что нацелит свое внимание в область научного знания, знает, что научный метод исследования представляет собой систематичный сбор результатов объективных наблюдений, известных как «данные». Только та информация, что была получена и обработана самым тщательным и беспристрастным образом, может быть в дальнейшем использована для умножения научного знания. Что касается медицины, то всем современным достижениям в области диагностики и лечения мы обязаны именно таким данным – систематизированным, скрупулезно собранным и обработанным максимально объективным образом. Более того, только те врачи, что могут наиболее успешно усвоить и применить научные знания, касающиеся характера течения заболевания, имеют самые высокие шансы вылечить пациента, если он заразится этой болезнью.

С самого начала обучения в университете я четко усвоил для себя базовую логику научного подхода в том, что касается диагностики и лечения заболеваний. Больше всего, конечно, меня увлекали грани медицины, имеющие непосредственное отношение к сбору, систематизации и дальнейшему использованию всевозможных регистрируемых медицинских параметров.  Таким образом, к концу своего обучения я внимание мое было полностью обращено в очень узкую область кардиологии. В область, в значительной своей мере опирающуюся на запись и последующую интерпретацию различных медицинских параметров – интерпретацию, необходимую для эффективного лечения различного рода болезней и, в целом, нарушений сердечной деятельности. Это направление казалось мне невероятно привлекательным, ведь, имея современное оборудование, заболевания сердца представляются некой мозаикой: давления в четырех камерах сердца, математические зависимости, позволяющие связать их между собой и определить отклонения в сердечной деятельности, а также рентгеновские технологии, дающие представление о анатомических особенностях болезней сердца. Более того, я начал признавать, что единственно верная информация о любых явлениях природы начинается с сбора соответствующих данных, интерпретируя которые, можно в дальнейшем сделать правильные выводы.

В 1976 году закончился мой первый год работы в области кардиологии в Флоридском университете, что в Гейнсвилле. Я был глубоко влюблен в изучение нюансов клинической кардиологии и предпочитал определенные исследования в данном поле. В то же время, я со своей женой присоединился к местной методистской церкви. Одним весенним воскресеньем, Сара Kreutziger, психиатр-соцработник из Университета, представила в нашей воскресной школе для взрослых книгу, попавшуюся ей на глаза. Книгу «Жизнь после жизни» Раймонда Муди, наполненную несколькими странными свидетельствами людей, бывшими при смерти. Огромный интерес вызван был среди участников школы. Лично я, однако,  воспринял ее без особого энтузиазма. Мое принципиальное научное сознание просто не могло серьезно относиться к таким размытым описаниям духов из загробной жизни и сему подобному. Будучи единственным представленным в то утро врачом, я был спрошен о своем мнении в конце урока. Самое умное, что я нашел ответить в тот момент, было: «Я не верю в это».

Через неделю Сара позвонила мне. Она была приглашена представлять книгу Муди общецерковной аудитории и просила меня участвовать в программе в качестве медицинского консультанта. Я напомнил ей, насколько скептически я относился к находкам Муди, но она настаивала на том, что мое участие в программе, по большей части, - это отвечать экспромтом на медицинские вопросы, связанные с темой подобного рода. Несколько неохотно, я согласился....

следующая страница

tags:

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru Индекс цитирования
Back to Top