ВОСПОМИНАНИЕ О СМЕРТИ: СТР. 89

оглавление

На предыдущую страницу

Что если автоскопический околосмертный опыт окажется реальным внетелесным опытом, вытекающим из некой разновидности умо-мозгового расщепления? Вопросы останутся – как и почему это должно происходить на границе жизни и смерти. Полагаю, что автоскопическое событие инициируется неким импульсом, нейрохимическим или другим, возникающим в определенный момент процесса умирания. Этот импульс, однако, явно не ограничивается околосмертной ситуацией, поскольку опыты автоскопического типа происходили и при других различных обстоятельствах – например, во время общей анестезии (см. Главу 6) и во время несмертельных моментов в жизнях лиц, имевших до того реальный околосмертный опыт (см. Главу 8).

Но что сказать о трансцендентальном околосмертном опыте? Знаю, что нет способа подтвердить детали, о которых сказано в этих опытах, как это было сделано в отношении опытов автоскопических. Однако, в этих рассказах есть согласованность, которую не следовало бы ожидать в личностных ментальных фабрикациях. Более того, в комбинированном околосмертном опыте трансцендентальная часть его происходила вслед за автоскопическими элементами и воспринималась человеком настолько же яркой и реальной, как и ее автоскопический предшественник. Это напоминает определение Неговским клинической смерти, в котором он сослался на переход от клинической к биологической смерти как на «одновременно разрушительный и непрерывный процесс». Если околосмертный опыт есть лишь эмпирическое дополнение физиологического перехода к биологической смерти, автоскопический и трансцендентальный элементы его могли бы укладываться в один и тот же паззл. Какие элементы этого паззла (т.е., автоскопический, трансцендентальный или комбинированный околосмертный опыт) возникают на грани околосмертия, если вообще возникают, почти наверняка определяется  взаимодействием бесчисленных факторов, которые еще предстоит открыть.

Изображает ли околосмертный опыт некоторое представление о загробной жизни, о жизни после смерти? Как врач и ученый, я, конечно, не могу сказать с уверенностью, что околосмертный опыт показывает то, что наступает в момент окончательной смерти тела. Эти опыты случались в последние моменты жизни. Рассказавшие об этих опытах не воскрешены были, а спаслись от близости смерти. Таким образом, в стром смысле эти опыты – это встреча с околосмертием, а не смерть как таковая. Поскольку я полагаю, что околосмертный опыт является отражением умо-мозгового расщепления, я не могу помочь; но интересно, почему таковое явление должно происходить в точке околосмертия. Может ли ум, отделяющийся от физического мозга, быть, по существу, «душой», которая продолжает существовать после окончательной смерти тела, согласно некоторым религиозным доктринам?

По моему мнению, это последний вопрос, поднятый рассказами об околосмертном опыте. Здесь, на моменте околосмертия, научные факты и теории взаимодействуют с религиозными доктринами и предположениями. Я был глубоко тронут свидетельствами тех, чьими историями наполнена эта книга. Как врач, я оценил медицинские обстоятельства, окружающие эти опыты, и был крайне удивлен выживанию многих из этих людей, чье физическое состояние откровенно не способствовало продолжению жизни. Я был одинаково увлечен описаниями их путешествий во время потери сознания и нахождения при смерти. Моя личная реакция на эти события - не столь «научно взвешенный» ответ, сколь остро прочувствованное удостоверение со слезами радости и печали, сопутствующими слышанию многих из этих историй. Вкратце, моя вовлеченность в жизни и смерти людей из этой книги сделала меня смиренным перед путями вселенной, как и Альберта Эйнштейна, однажды написавшего:

Каждый, кто всерьез участвует в научной гонке, убеждается в том, что Дух является очевидным в Законах Вселенной – Дух, значительно превосходящий человеческий, перед лицом которого мы со своими скромными полномочиями обязаны быть смиренными.

  Это именно этот «Дух», который был снова и снова признаваем большинством встречающихся с околосмертным опытом:

Доктор Сабом, думаю, это работа Бога. Это все, что я могу сказать. Бог получил меня тогда, и Он смог сохранить меня. Благодаря этому опыту, я знаю, что есть жизнь после смерти, а не только смерть сама по себе. (I-67)

Думаю, если ты однажды постиг большой секрет хотя бы немного, как я, этого достаточно, чтобы убедить тебя, убедить меня в том, что больше не будет страшно… Не думаю, что Бог хочет моей смерти… Если бы хотел, Он мог бы сохранить меня… Он хотел, чтобы я подглядел этот большой секрет, и засунул меня обратно. (I-23)

И это именно тот «Дух», который живет в жизнях тех, кого затронула невыразимая истина на пороге смерти.

Теперь мы видим как бы сквозь тусклоестекло, гадательно, тогда же лицем к лицу; теперь знаю я отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан.

1 послание Коринфянам, глава 13, стих 12.

ПРИЛОЖЕНИЕ

tags:

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru Индекс цитирования
Back to Top