ВОСПОМИНАНИЯ О СМЕРТИ: СТР. 88

оглавление

На предыдущую страницу

 Например, очаг приступа, локализирующийся в теменной коре, или «компьютерный механизм», в первую очередь мог бы приводить к неконтролируемой стимуляции сенсорных и моторных функций мозга, что приводит к подергиванию рук и ног (большому эпилептическому припадку). С другой стороны, Пэнфилд обнаружил, что очаг припадка во фронтальной или височной коре, «умовом механизме», может инактивировать интерпретативные возможности мозга и сделать из человека «автомат» или «потерявшего рассудок». При подобном приступе:

пациент внезапно теряет сознание, но, пока другие механизмы мозга продолжают функционировать, он становится автоматом. Он может бродить смущенно и бесцельно. Или он может продолжать выполнение цели, которую его ум передал его автоматическому сенсорно-моторному механизму, когда высший механизм мозга вышел из строя. Или он следует стереотипу, привычной модели или поведению. В каждом случае автомат может принимать немного (если вообще может) решений, для которых не было прецедента… У него будет полная амнезия на этот период… [Автомат - это] нечто без необъяснимого атрибута – чувства юмора. Автомат не в состоянии восхищаться красотой заката или переживать удовлетворение, счастье, любовь, сострадание. Это все, как и осознание, является функциями ума.

Незадолго до своей смерти в середине семидесятых, Пэнфилд в книге «Тайна ума» задумался о достижениях собственной нейрохирургической карьеры. В ней он описал свои неудачные попытки объяснить «компьютерный» и «умовой» механизмы человеческого мозга при помощи сложных анатомических и физиологических теорий. В том, что он назвал «финальной проверкой данных», Пэнфилд заключает:

Что до меня, после профессиональной жизни, проведенной в попытке узнать, как мозг соотносится с умом, ныне, во время этой финальной проверки данных, стало сюрпризом то, что дуалистическая гипотеза [раздельность ума и мозга] кажется более обоснованной из двух возможных объяснений… Ум действует и бездействует с помощью высшего мозгового механизма, это правда. Но у него есть энергия. Форма этой энергии отличается от формы энергии нейронных потенциалов, передвигающихся по аксоновым путям. На этом месте я должен остановиться.

Недавнее исследование техник биологической обратной связи показало, что в лабораторных условиях человеческий субъект способен модифицировать некоторые телесные функции, рассматривающиеся до сих пор как неподконтрольные. С помощью специфических реплик и методов звукоусиления эти люди могут быть «натренированы» контролировать собственное кровяное давление, температуру тела и болевые пороги, а иногда даже активность мозговых волн. Если деятельность клеточных компонентов на уровне высшего мозга может контролироваться волевым усилием, то что и где является источником этого волевого контроля?

Конечно, мы должны пройти долгий путь, прежде чем этот и другие вопросы о человеческом мозге найдут ответ. Но эти теории, предложенные Шеррингтоном, Пэнфилдом и другими, по крайней мере, устанавливают структуру, при которой околосмертный опыт считается вероятным «внетелесным» опытом: умо-мозговое расщепление. Если человеческий мозг действительно состоит из фундаментальных элементов – «ума» и «мозга»,  может ли околосмертное критическое событие как-либо вызывать временное отделение ума от мозга у многих людей? Может ли «отделенное я» в околосмертном опыте быть оторванным от мозга «умом», который, согласно Пэнфилду, способен переживать удовлетворение, счастье, любовь, сочувствие и сознательность, пока бессознательное физическое тело представляет собой руины «компьютера» - безжизненного автомата? Описания околосмертного опыта, переданные людьми с различными бэкграундами и верованиями, допускают такое: «дух покинул тело» (I-60); «я ощущал, как моя сущность поднимается из моего тела» (I-53); «[кардиоверсия] схватила меня и запихала меня обратно, в мое тело» (I-63-2). Но соответствует ли содержание этих околосмертных опытов понятию внетелесного опыта или умо-мозгового расщепления?

Люди утверждали, что во время автоскопической части околосмертного опыта они видели и слышали события, происходившие вблизи их бессознательных физических тел, из отдельного высокого месторасположения. Детали этих восприятий найдены точными во всех отдельных случаях, где были доступны подтверждающие свидетельства. Более того, не нашлось ни одного правдоподобного объяснения точности этих наблюдений, подразумевающих обычные физические  чувства. Внетелесный (экстрасенсорный?) механизм мог бы объяснить и личное толкование этих опытов теми, кто их имел (например, «дух покинул тело»), и «визуальную» точность автоскопических наблюдений.

Мои личные верования по этому поводу склоняются в этом направлении. Внетелесная гипотеза кажется просто лучше соответствующей находящимся под рукой данным. Я хорошо знаю, однако, что мои нынешние верования базируются на анализе лишь малого числа автоскопических околосмертных опытов. Нужно больше дополнительных исследований, и в настоящее время они проводятся во многих центрах*. Также я знаю, что мои аргументы против более традиционных объяснений околосмертного опыта в предыдущих частях этой книги в силу самого факта не доказывают того, что верно предположение о внетелесности. Конечно, другие объяснения автоскопического околосмертного опыта – объяснения, которые я не рассматривал – в конце концов, найдутся. Однако, верю, что наблюдения из этой книги, касающиеся автоскопического околосмертного опыта, указывают на то, что этот опыт нельзя походя отметать как некую ментальную фабрикацию и что должно уделить серьезное научное внимание для альтернативного, возможно, менее традиционного, объяснения.

На следующую страницу

tags:

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru Индекс цитирования
Back to Top