ВОСПОМИНАНИЯ О СМЕРТИ: СТР. 87

оглавление

На предыдущую страницу

Но каким образом можем мы рассматривать научно вероятность того, что околосмертный опыт – это когда «нечто (душа?) реально покидает человека и парит над столом»? Западная научная мысль твердо стоит на той предпосылке, что все аспекты человеческого сознания – нашей «тотальной сущности» – могут быть со временем объяснены физиологическим взаимодействием клеточных компонентов человеческого мозга. Другими словами, человеческий опыт – это исключительно «внутрипсихическое» событие. Учесть вероятность того, что некая, в настоящее время неопределенная часть человеческого организма может отделяться от анатомического мозга и воспринимать реальность из внетелесной позиции (т.е., «внепсихического» восприятия), - это нарушить данную традиционную основную предпосылку. Но является ли эта предпосылка научным «фактом» или же предвзятым мнением, основанным на теориях и гипотезах, не обоснованных еще на научной арене?

К сожалению, главная проблема научного метода – это то, что факты, взятые как нерушимые утверждения истины, в действительности являются лишь теоретическими вещами, удостоенными фактического статуса внутри особой концептуальной структуры. К тому же, как один профессор психологии хорошо это изложил, некто «может лишь приписывать фактический статус наблюдению, если теория способна установить то, что оно действительно значимо, т.е. является фактом. Факты – это теоретически значимые наблюдения, а не нейтральные или «строгие» данные».

Таким образом, для рассматривания околосмертного опыта в качестве возможного проявления «внетелесного» опыта мы должны сначала создать «теоретическую (или концептуальную) структуру», внутри которой данное объяснение может быть рассмотрено как «значимая» вероятность. Такая теоретическая структура должна поднимать следующие вопросы: действительно ли происходит внетелесное восприятие во время околосмертного опыта, и если да – существует ли некий элемент человеческого организма (ум?), отделяющийся от физических детерминант сознания (мозга?)  для выполнения такового трюка?

Этот тип структуры – т.е., тот, который допускает вероятность того, что наша сущность состоит из двух фундаментальных элементов, «ума» и «мозга» - был рассмотрен в качестве законного утверждения сэром Чарльзом Шеррингтоном, нобелевским лауреатом в области медицины, в тридцатых годах двадцатого века. С его слов:

Мы должны рассматривать отношение ума к мозгу как не только как нерешенное, но и остающееся лишенным базиса в самом начале… То, что наша сущность должна состоять из двух фундаментальных элементов [ума и мозга], не более невероятно, полагаю, как то, что она должна держаться на лишь одном [мозге].

Верования Шеррингтона в дуалистическую систему ума и мозга распространялись еще одним врачом, Уайлдером Пэнфилдом, проведшим всю жизнь в нейрохирургическом исследовании структуры и функции человеческого мозга. В начале своей карьеры, в тридцатых годах, Пэнфилд оспорил одну из преобладающих концепций своего времени: то, что высшая функция мозга (т.е., контроль сознания) находится в больших извилинах коры головного мозга. Он отметил, что большие участки коры головного мозга могут быть хирургически удалены, а сознание при этом остается. Однако, вмешательство или травма для небольшой площади верхнего мозгового ствола, известного как промежуточный мозг, оканчиваются потерей сознания. Промежуточный мозг, по Пэнфилду, это седалище «высшего мозгового механизма», который контролирует состояние сознания.

Годами клинического и нейрохирургического исследования эпилептических пациентов Пэнфилд разрабатывал данную концепцию «высшего мозгового механизма». Части коры головного мозга эпилептиков Пэнфилд раскрывал, чтобы  изолировать и лечить очаг припадочного расстройства, используя техники электростимуляции, спроектированные для этой цели. В дополнение к подаче новой надежды пациентам, претерпевающим трудноизлечимые припадки эпилепсии, Пэнфилд «начертил карту» различных анатомических областей мозга в мельчайших подробностях. Благодаря этой  работе, он постулировал, что анатомический мозг – это реально две отдельные, но взаимосвязанные части. Одна часть, названная «компьютерным механизмом», находится в теменных долях и обслуживает сенсорные и моторные функции мозга. Другая часть, «умовой механизм», охватывает собой мозговые способности к толкованию и находится в лобовых и височных долях. Центры обеих частей по отдельности представлены в промежуточном мозге – «высшем мозговом механизме». Используя данную структуру, Пэнфилд мог объяснить различные проявления припадочных расстройств у своих пациентов.

На следующую страницу

tags:

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru Индекс цитирования
Back to Top