Православие

  • - Клерикализация – это попытка заставить общество, в котором члены этого общества исповедуют совершенно разные идеологии, совершенно иной подход к основам мироздания, жить по единому закону, писаному одной из общественных групп. Точно также, как любая попытка заставить такое общество, разбитое на различные составляющие, на различные фракции, жить по какому-то общему закону, мне кажется, что она обречена на провал в жизни изначально.

    - А на местном уровне, на локальном, у Вас как в Петербурге? Депутат Милонов прославился изрядно.

    - Депутат Милонов вообще у нас прославился принятием ряда разных, очень смешных, законов (законы, связанные с клерикализацией – это не самое страшное, на мой взгляд). Я бы здесь сказала, как человек сугубо атеистичный, но уважающий чужие взгляды, я бы сказала так: все, что сегодня исходит от депутата Милонова в  связи с тем, что он является представителем «Единой России», которая занимает большинство в нашем собрании, то от собрания и от Санкт-Петербурга все это может привести для истинно верующих к большой беде. Потому что любое такое откровенное и наглое навязывание каких-то своих взглядов, очень часто в издевательской манере, унижение людей, которые с тобой не согласны (в частности, с Милоновым и с той группой молодчиков, которая стоит за ним) – оно может привести только  к окончательной потере уважения к религии как таковой через потерю уважения к церкви, потому что навязывается положительное отношение к религии именно церковниками, именно теми людьми, к которым сейчас привлечено особое внимание простых граждан, и простые граждане имеют теперь возможность видеть  (благодаря СМИ, благодаря, в том числе, интернет-изданиям) и узнать, каким образом себя ведут очень часто представители церкви, и что люди, которые призывают нас к высоко-моральным поступкам, действиям и мыслям, сами, на самом деле, не обладают такой высокой моралью очень часто, что тоже вызывает даже не то, что гнев, а  вызывает уже насмешку. Насмешку, мне кажется, в случае любой идеи. Насмешка – это хуже, чем гнев. В ближайшем будущем, я думаю, что вот такая насильственная клерикализация в издевательской форме, которая проводится  у нас в Санкт-Петербурге и, в общем-то, и в стране потихоньку начинает проводится, она приведет только  к окончательному уничтожению уважения к церкви.

    k

    - А в чем Вы видите это издевательство? Если православными глазами смотреть на происходящее, например, на большой Крестный ход, который был недавно осенью? Людям, может быть, нравится?.. 

    -Большая часть людей приходит на подобные мероприятия искренне, и я еще раз говорю, я уважаю их выбор, каждый имеет право верить в то, во что он хочет верить, если это вера искренняя, а не связана с какими-то попытками достигнуть каких-то политических высот, карьерных и т.д. Если эта истинная вера человека, то это хорошо. Любая вера, связанная с каким-то ограничением злости внутри человека, со стремлением улучшить мир вокруг себя – это неплохо. Я не говорю, что это нужно, но это не так плохо в нашем обществе, где полно зла и ненависти друг к другу. Но, понимаете, когда она начинает очень ярко, очень (я  опять-таки использую это слово) нагло (это самое подходящее слово), когда начинают отделять агнцев от козлищ, когда говорят, что вот этим можно, у них особое право, потому что они верующие, а всем остальным это же самое делать нельзя, именно мы, верующие, знаем, как надо и куда надо идти, мне кажется, что в какой-то степени это напоминает судьбу шестой статьи конституции Советского Союза. То, что сейчас происходит с попыткой изменения конституции, с попыткой отмены запрета на государственную идеологию, тоже связано с этим. Не будем закрывать глаза, это все одного поля ягодки, это действие одной и той же команды, которое направлено на то, чтобы  государственная идеология, фактически, совпала с церковной идеологией.

    - Может быть, «низы» хотят?

    - У нас, как правило, низы никто не спрашивает. Это раз. Во-вторых, не с низов пришла эта  идея изменения конституции, а с верхов. Любое изменение любого закона, тем более конституции, которое приходит сверху, говорит только об одном: верхам не хватает определенной степени развязанности рук для дальнейшего управления страной.  В данном случае мы видим, что верхам зачем-то очень нужно внести в конституцию определенную охранительную для себя идеологию. Любая попытка возмущения, восстания против которой будет караться законом. Уже не просто каким-то уголовным или административным, а очень жестко, потому что это будет восстание против конституционной нормы. То, что мы видим сегодня, это как раз продолжение начатого Милоновым в Санкт-Петербурге процесса, когда мы видим, что все больше и больше прав получает группа граждан именно в связи с твоей даже не религией, а в связи со своим отношением  к определенной общественной организации под названием РПЦ. Потому что те же самые люди очень нетерпимо относятся к другим религиям, те же самые люди очень нетерпимо относятся к другим политическим силам. Они не скрывают, что основа государства российского должна быть православием, должна быть христианская идеология, это должны быть т.н. нормы морали христианские, многие из которых, в общем-то, поддерживают большинство граждан, но тем не менее, есть и такие, которые к светскому обществу отношения не имеют. И они уже откровенно говорят о том, что светское государство – понятие эфемерное, ненужное совершенно; что для того, чтобы сегодня выдержать мировую конкуренцию и выжить, и спастись от т.н. азиатских орд, мы должны объединиться вокруг церкви, только она нас спасет. По сути мы видим в церкви некую политическую силу, очень мощную политическую силу, которая на самом деле должна была уже давно объявить себя политической партией, но это ей не нужно и не выгодно; и эта политическая сила уже готова полностью захватить власть. Теперь она просто готовит себе приход к власти законодательным путем, в том числе – с помощью тех законов, которые сегодня пробиваются через законодательное собрание Санкт-Петербурга.

    k

    - Неужели есть уже такая великая группа поддержки или такой хороший имидж, который поддержит этот захват власти? Неужели так велико православное сообщество? Ведь говорят лишь об одном проценте реально верующих, которые по-настоящему воцерковлены и посещают все службы.

    - Абсолютно верно, но, когда речь идет о захвате власти в политических технологиях, я не зря говорю, что РПЦ сегодня, фактически, стала политической партией. И действует она с помощью тех же самых политтехнологий, с помощью которых действуют все остальные политические партии. Вовсе нет нужды, чтобы в эту партию реально вступало большинство граждан. Нет нужды, чтобы в нее истинно верили большинство граждан. Для этого есть технологии, которые способны привести к власти партию, даже имеющую в своем составе 1% населения. Если это политическая партия – ведь каким образом политические партии приходят к власти и, главное, удерживаются у власти? Они приходят с помощью тех сил, чьи интересы они выражают. Сегодня РПЦ выражает интересы испуганной олигархии, которая чувствует, что кругом кризис и вот-вот все накроется, вся их власть накроется медным тазом. Им сейчас очень-очень нужна как раз та самая охранительная идеология, когда любая власть - от Бога, противиться власти нельзя; что тебе на роду написано – с тем и живи. То есть, та самая церковная христианская идеология, которая позволит нынешнему режиму оставаться  и дальше при власти. Как раз сегодня им нужна именно церковь. Именно христианская религия.

    - Казалось бы, мы живем в век сверхзвуковых самолетов, айфонов, айпадов, достижений науки и техники; казалось бы, атеистическая машина Советского Союза должна была по всему этому пройтись. Почему, по-Вашему, власть  этого не понимает (правящая элита, «Единая Россия»), что наступают на одни и те же грабли?

    -Они очень хорошо понимают, но, во-первых, есть определенная доля временщиков, которые готовы бороться за то, чтобы посидеть у власти хотя бы какое-то небольшой промежуток времени, накопить необходимые богатства, укрепить свою материальную базу и свалить туда же на запад, чтобы здесь их было уже не найти и не привлечь к ответственности за то, что они сделали со страной. Другая часть реально понимает, что никакого другого выхода нет, больше опереться не на кого. Большинство политических сил находится в оппозиции. Про суть этой оппозиции мы сейчас говорить не будем, но тем не менее, это оппозиция. Ни одной серьезной политической силы, которая серьезная (подчеркиваю) политическая сила, которая бы могла защитить интересы правящего режима, ее реально не было. Потому что «Единая Россия» - это не партия, способная защитить режим, это просто партия чиновников, которые сидят ровно столько, сколько им необходимо по приказу. Как только они почувствуют, что под начальством зашаталась земля, они, естественно, из этой «Единой России» мгновенно убегут. Никто в «Единой России» не будет защищать своих руководителей. Скажем, тот политический класс, который создавал эту «Единую Россию», они побегут в «Объединенный Народный Фронт». Потом то же самое будет с «Объединенным Народным Фронтом». Это не те верные солдаты, не те бойцы, которые  готовы будут умирать за этот режим. Последнее, что им осталось, это обратиться к каким-то рациональным чувствам, понимая, что у нас действительно есть определенное количество людей, которое еще… Когда мы говорим об уважении к церкви, мы понимаем, что даже в советское время уважение к церкви все-таки было, потому что я знаю, что даже вот те секретари райкомов, горкомов, которые были в советское время в КПСС (я имею в виду брежневские времена, которые застало большинство из живущих ныне), они в определенные дни (Пасха, Рождество) тем не менее делали все возможное, чтобы обеспечить спокойное празднование для христиан. То есть, открывались церкви, обеспечивалось милицейское охранение для тех, людей, которые в эти церкви ходят; то есть, никакого-то гонения и не было. Потому что на самом деле у основной  массы даже атеистов в советское время все-таки было некое уважение к церкви, потому что, во-первых, всегда было уважение к людям, которые остались на своих позициях, не смотря ни на что. Да, мы не разделяем вашу идеологию, мы не разделяем вашу веру, но вы на ней настаиваете, мы знаем, что церковь действительно прошла определенный путь гонений, и те люди, которые остались ей верны - истинно верующие. Истинная вера всегда вызывает уважение, даже если ее не разделяешь. Поэтому и уважение к церкви тоже было в какой-то степени, даже у атеистов. Но это уважение, видимо, и стали рассчитывать те, которые стали делать сегодня из  церкви политическую партию. Обратите внимание, кто сегодня стоит в руководстве РПЦ, какие люди сегодня стоят, как они себя ведут. Обратите внимание на организационную систему РПЦ, которая полностью соответствует политической партии: те же горкомы, райкомы и т.д. Жесточайшая внутренняя дисциплина. Ответственность за невыполнение приказов. Все то же самое! Это полувоенная политическая структура, у которой есть свои цели. И если раньше, в советское время, РПЦ понимала свое определенное место в обществе и довольствовалось этим местом, то сегодня РПЦ как политическая структура, своим местом в реальной политике не довольна. Эти люди хотят прийти к власти. У них достаточно средств. Обратите внимание, сегодня у нас не ремонтируются дома, у нас сегодня не строятся школы, у нас сегодня не расселяется, уже давно стоит очередь бедняков, люди не получают новые квартиры. Но у нас строятся церкви! У нас скоро будет разрушен город, а на месте всех этих разрух будут стоять златоглавые прекрасные храмы, потому что на них у государства почему-то деньги есть. Если и не у государства, то у каких-то особых спонсоров, которым не жалко денег. Жалко денег на детские садики, а на вот эти церкви (здания своих райкомов и горкомов) им не жалко денег. Можно себе представить мощь вот этой политической силы, которая (как нас учили наши российские предки) уже дошла до определенного уровня, когда им надо взять власть официально. Им просто уже скучно на том своем уровне, на котором они находились до сих пор.

    k

    - Вы употребили такой термин как «издевательство с их стороны»…

    - В качестве примера могу привести наш закон (милоновский опять же) о том, что РПЦ должна участвовать в согласовании массовых мероприятий. Если рассматривать РПЦ как общественную структуру, такую же, как «Общество блокадников» или «Союз рыболовов и охотников», если рассматривать их на равных с нами (со всеми обычными гражданами), то встает вопрос: почему у представителей РПЦ надо спрашивать согласия - хотят ли они, чтобы то или иное мероприятие массовое проходило мимо них или у них под окнами, или в непосредственной близости от их райкомов и горкомов; а вот «Общество блокадников» не надо спрашивать? Или у какого-нибудь там «Еврейского Общественного Совета»? или еще у кого-нибудь? То есть, получается, что людям (жителям города) откровенно говорят, что среди вас есть какие-то особые общества, особая организация – не государственная! То есть, мы понимаем, что государство может еще иметь право согласовывать те или иные массовые мероприятия, но мы к этому привыкли, есть федеральные законы – в общем, все совершенно правильно, потому что государство отвечает за безопасность граждан. За безопасность кого и чего отвечает РПЦ – непонятно. Но тем не менее, ей предоставляется это право, в отличие от граждан и организаций. Подобного рода законы я  как раз считаю издевательскими. Откровенно людям плюют в лицо и говорят, что есть среди вас белые, которые будут принимать решения, а есть черные, которые будут этим решениям только подчиняться.

    - Перечислите точки противостояния или то, что бросается в глаза в Санкт-Петербурге. Это согласование мероприятий – местная ваша особенность; может быть, какие-то конфликты по стройкам?

    - Закон о т.н. реституции, хотя это и закон во исполнение федерального, в общем, федеральная тема, которая просто обязывает местные власти по первому требованию церковников возвращать ей ее собственность. Но закон написан таким образом, что на самом-то деле церковники могут попросить гораздо больше, потому что, во-первых, они могут попросить территорию не только самого храма, но  и прилегающую к ней территорию, если докажут, что на этой территории они собираются разместить нечто, что будет обеспечивать работу самого церковного комплекса.

    - Это может быть два, четыре гектара?

    - Да, это может быть сколько угодно, если они скажут, что там они построят там, допустим, гостиницу для верующих, для паломников, или для размещения транспорта (land rover’ов этих церковных стояночку потребуют) и т.д. Мы прекрасно понимаем, что никто почему-то не требует (и никогда не будет требовать) землицу по каким-то окраинам района типо Ломоносова, землица им нужна, конечно,  в центре города, потому что  они стоят бешеных денег; нужны, конечно, хорошо сохраненные советской властью здания музеев (бывшие храмы или какие-то здания, которые раньше принадлежали церкви). Но вопрос-то тут изначально, что церкви-то ничего не принадлежало. Но это отдельный разговор, что у церкви никакого имущества не было, потому что при царе церковь – это было лишь определенное министерство, и все имущество, которым церковь пользовалась, находилось в государевой казне и строилось на государевы деньги по большей части, а вовсе не на пожертвования. То есть, понятно, что, может, где-то в дальних деревнях маленькие церквушки строились на пожертвования жителей, а крупные церковные объекты строились, в основном, из государевой казны. Поэтому говорить о возвращении церкви ее имущества юридически, мне кажется, некорректно в том смысле еще, что церковь никогда (вплоть до времен советской власти, до 1943 года) не была юридическим лицом. Поэтому ей не могло принадлежать никакое имущество. Но сегодня мы понимаем, что в большей части этих сооружений находятся какие-то объекты культуры, музеи и т.д., которые придется выселять. Куда и как – церковников, естественно, не интересует, то есть государство должно взять на себя заботу о том, чтобы перенести содержимое этих музеев куда-то (а мы все прекрасно знаем, что, даже из бытовых наблюдений, один переезд равен трем пожарам). Здесь интересы города и горожан, и культура, и история – они отходят на задний план; главное – отдать церковникам. Что они потом будут делать с этими зданиями – совершенно непонятно, потому что содержание их стоит действительно очень дорого, сохранение этих зданий как объектов культурного наследия стоит дорого и требует постоянного труда специалистов. Не знаю, где церковники будут находить, но, наверное, если у них есть деньги, они будут просто нанимать, во всяком случае, я надеюсь. Либо через какое-то время они вынуждены будут просто от этой собственности отказаться, отдать обратно городу, чтобы город восстанавливал после того, как они попользуются своими молельными домами. Какой еще пример? Пример еще совсем недавний, касающийся нашего питерского закона о зеленых насаждениях. Закон, в двух словах, заключается в том, что город создал обширный список всех территорий, занятых зелеными насаждениями, начиная с травки и заканчивая лесом на своей территории, и заявила о том, что на территории, занятой зелеными насаждениями, невозможно строительство; короче, это территории, которые будут определенным образом защищены от уничтожения. Этому закону тут же пошли от Смольного (не ниже) пошли поправки, требующие исключения из этого списка тех или иных скверов, в основном, в центре города. Если вы видели центр города, вы себе можете представить, что там надо бороться за каждую травинку, потому что люди живут сплошь в асфальте и в бетоне. В основном, касается это центра города, за исключением скверов. Исключение идет по принципу: здесь в …дцатом году был храм. Мы должны его восстановить. Есть такое отношение губернатора Полтавченко, есть такое желание вицегубернатора Дивинского, что все когда-либо существовавшие в Питере храмы должны быть восстановлены.  И не важно, что на территории этого храма нынче находится единственный скверик, а храма нет уже давным-давно (даже если только раскопки вести, можно найти, наверно, там где-то совсем далеко следы фундамента этого храма). Это даже речи не идет о тех зданиях храмов и церквей, которые были взрываемы в тридцатые годы и уничтожены большевиками; речь идет вообще о любых храмах, которые были на территории Санкт-Петербурга. Я считаю, что на сегодняшний день, во всяком случае, руководству города надо думать об интересах всех жителей, а не представителей какой-то определенной конфессии. Тем более, учитывая, что сегодня не так уж много, как вы правильно заметили, идет в церкви людей реально воцерковленных; не очень понятно, сколько народу будет ходить в эти восстановленные храмы и почему за государственный счет они должны восстанавливаться.

    k

    - Есть ли экспансии в сферу образования, в дошкольные образовательные учреждения? Поступали ли жалобы?

    - Жалобы периодически поступают на то, что (про дошкольные я, правда что, не слышала лично, до меня ничего не доходило) про школы говорят, что то тут, то там родителей заставляли подписываться; у нас же только с согласия родителей сегодня школьник может выслушивать школьный курс – либо это светская этика, либо это какие-то религиозные уроки; участие в религиозных уроках сегодня вроде бы только с разрешения, согласия родителей, но были уже неоднократно жалобы о том, что в некоторых школах родителям, скажем так, всячески намекают на то, что очень нехорошо отказываться от уроков православия, потому что православие нынче – это наше все. Пока еще жертв этих требований, вроде бы, не было, то есть, дети не исключались из школы, но давление существует. Я еще раз говорю, что то давление, которое существует, оно сегодня носит уже какой-то такой не смертельный еще, но уж очень всеобъемлющий характер. Это есть везде, это несется отовсюду: из СМИ, из газет, из детских уроков, из попыток ввести в университетах и в институтах какие-то теологические, теософские факультеты. Мне, как коммунисту, казалось бы, должно быть радостно все на самом деле, как атеисту. Потому что как противнику всей этой церковной экспансии должно быть радостно, потому что эти люди, то ли от «большого ума», то ли, может быть, это какая-то хитрая спецоперация против РПЦ – но своими действиями, я еще раз говорю, они только приведут к тому, что отношение к ним будет у народа резко меняться от уважительного, которое было еще, допустим, в восьмидесятые-девяностые годы, до сегодня насмешливого и, может быть, завтра это будет уже презрение и ненависть.

    - Тогда Вам придется, может быть, их защищать?

    - Во-первых, я разделяю верующих и церковь. Церковь я, как коммунист,  считаю своим политическим противником, потому что сегодня это обычная политическая партия. Крайне правая, радикальная политическая партия. Если мы в ближайшее время дорастем (а, я думаю, дорастем) до ситуации, которая сложилась в странах востока, где существуют ваххабиты, в ближайшее время у нас будут, я думаю, существовать наши православные ваххабиты. Во всяком случае, я думаю, что Милонов и его помощники – они, наверно, вот уже и есть те самые прародители, если не собственно православные ваххабиты, которые не стесняются носить футболки с надписью «Православие или смерть». Это, мне кажется, уже диагноз определенный. Этих людей я, конечно, защищать никоим образом никогда не буду, потому что они, с одной стороны, разрушители нашей страны, они разрушители даже собственных идей;  а вот людей, верующих в эти идеалы, я буду защищать, но, так сказать, я буду им сочувствовать. Пусть они сами разберутся с теми людьми, которые приватизировали у них идеи и пытаются на этой идее ехать в земной рай в виде политических и финансовых дивидендов.

    k

    - У членов депутатского корпуса, по Вашему мониторингу, откуда мифологическое мышление? Динамика возрастает ли? Это тренд, или мода, или, может быть, страх, какой-то стадный инстинкт? Почему получается так, что эти законы принимаются?

    - Когда я выступала против некоторых милоновских законов (в частности, против закона о праве РПЦ на согласование массовых мероприятий), я пообщалась с депутатами в кулуарах, говорю: «Ну это сумасшествие какое-то, это бред какой-то, да конечно нельзя, да ерунда, конечно!». В итоге, голосовала против только я. А все остальные, говорившие в кулуарах, что это бред и ерунда, как минимум, не участвовали в голосовании либо поддерживали этот закон. Почему это так? Еще раз повторяю, потому что, с одной стороны, люди, приближенные к власти, желающие  у нее остаться любым путем, понимают, что РПЦ сегодня – та сила, на которую ориентируются многие из принимающих решения, политическая сила, не просто какие-то там добрые дяди, которые с бородами в одеяниях и с крестом, это нормальная политическая сила. Потому что, если бы эти люди ходили не с крестом и в своих лохмотьях и не прикрывались какой-то там легендой о Христе, а ходили бы в коричневых рубашках, в брюках и с дубинками, то все бы понимали, о чем идет речь.  А так еще по привычке – церковь это что-то доброе и хорошее. К сожалению, у нас уже нет.  У нас уже это воинствующая сила определенного правого толка. Поэтому те, кто хотят остаться у власти, конечно, ее, видимо, побаиваются, они побаиваются ее представителей, вернее, ее лоббистов, потому что представителей у нас еще, слава Богу, еще пока нет, а лоббисты есть. Лоббистов, видимо, побаиваются, решают, что с ними лучше дружить на всякий случай, потому что потом можно где-то получить какое-то политическое благословение.

    - Как Вам видится модель светского государства? Мы сегодня говорили об экспансивном православии. Какие-то другие религии (тот же ислам) проявляют себя? Не возникает ли между ними противостояний? Или это вечный спорт, взаимная миссия проникновения, апология? Можем ли мы как социум существовать или как земная цивилизация с имеющимися тенденциями?

    - Я думаю, что цивилизация у нас сможет существовать только в случае, если она останется на уровне общенародных законов светской цивилизации. Любые религиозные догматы должны быть личным делом каждого, но ни в коем случае не государственной идеологией. Кто в кого верит – пусть верит в кого угодно, кто ни в кого не верит, даже в черта назло всем – пусть будет так. Любая религия, даже буддистская, она, тем не менее, имеет в себе определенную долю экспансионизма: у кого-то его больше, у кого-то меньше. Возведение любой религии в рамки государственной идеологии так или иначе превратит через какое-то время все государство в паству данной религиозной секты или организации. Ничего хорошего, естественно, в этом нет, потому что мы все знаем из истории, что такое крестовые походы, во имя чего они совершались. Очень сложно объяснить и понять сегодняшнему человеку, во имя чего брат резал брата, сосед соседа - потому что у одного крест, у другого – полумесяц. Мы сегодня видим, что самые жестокие,  бессмысленные и самые кровавые войны (даже на сегодняшний день) происходят именно в тех местах, где сталкиваются  на религиозной почве народы и нации.

    k

    - Сможет ли свершиться какое-то светское чудо, чтобы этого не происходило? Или, как говорит Александр Глебович Невзоров, мы вынуждены и обречены наступать на это чертово колесо истории?

    - Это, в каком-то смысле, качели. Вообще любая идея или идеология, если она серьезная, а не какая-то однодневка родилась, а серьезная идеология, которая выстрадана, как следует продумана и имеет исторический базис – она живет по принципу качелей. То есть, она рождается, она цветет, она умирает, но не до конца, она рождается заново, может, с небольшими какими-то изменениями, снова расцветает и снова умирает. Поэтому у нас был период смерти христианства (такого «замирания»), у нас был период его расцвета (я имею в виду новейшую историю России: в девяностые годы был период расцвета именно христианства как идеи, не как церкви), а потом на этой идее решили погреть руки уже определенного рода граждане. И сегодня все идет к тому, что этот прекрасный молодой юноша с горящими глазами превращается в старого монстра, в дракона, который скоро либо поглотит страну, либо какой-то очередной молодой человек с горящими глазами его не уничтожит. Так вот это и будет происходить по кругу.

    m

    - Реплика Дмитрия Анатольевича Медведева, что «не стоит делать преференции в конституции ради одной конфессии». Это «прощупывание почвы»? Все равно мизулинские проекты возьмут свой верх в других формулировках?

    - Дмитрий Анатольевич сделал ставку на другую политическую силу. Данная политическая сила его не очень устраивает.

    - Это поворотный момент?

    - Нет. Это спор двух политических сил, лоббистов разных политических сил.

    - Это уже внутри «Единой России»?

    - «Единая Россия» - это не единая сила, это всего лишь тоже группа лоббистов определенных политических сил, потому что каждая политическая партия создается и существует, если она серьезная партия, с одной только задачей: представлять интересы определенной группы лиц, узкой или широкой. Поэтому здесь идет речь просто о том, что Дмитрий Анатольевич является представителем, лоббистом других сил, вот и все.

    - Есть какие-нибудь цифры, которые Вы могли бы осветить именно в ситуации с финансами? Сколько уходит на РПЦ?

    - РПЦ, к сожалению, настолько закрытая организация, что невозможно такие цифры найти сегодня.

    - Сколько нужно денег для культурно-бытового, для насущных проблем города – они же существуют? 

    - Понимаете, какая штука!.. Никто не подтверждает, во сяком случае документально, ни в каком бюджете Санкт-Петербурга не написано, что какая-то сумма из бюджета Санкт-Петербурга перечисляется на создание храмов, на содержание храмов. Нет. Нам говорят, что это все деньги спонсоров, деньги церкви и так далее. Статья на содержание и восстановление памятников не в состоянии (то есть, сами средства, которые выделяются) покрыть даже маленькой доли необходимого, потому что, например, я являюсь депутатом района, где это часть садово-паркового ожерелья Санкт-Петербурга – дворец Ломоносова. Он просто сгнил! То есть, там разрушено все, к чему не имеет отношения федеральный бюджет. Что касается самого дворца с фонтанами, поскольку это федеральный бюджет, там деньги еще более-менее есть. Что касается того, что вокруг, а ведь это жемчужина, весь Петергоф - жемчужина; он просто находится в разрухе. Ходят представители краеведов, и все говорят в одну дуду: денег просим, денег нет, денег никогда не будет. Все разрушается. Поэтому посчитать, сколько можно было бы на это направить, если бы речь шла о том, что церковникам помогают некие спонсоры тайные, сказать: «Товарищи спонсоры, а можно, чтобы вы вот, восстановив один храм, еще восстановили чего-нибудь такое маленькое для всего народа?». Можно, но мы не знаем этих спонсоров.

    k

    - Всеволод Чаплин ратует за анонимность жертвователей. Не связано ли это с коррупцией и с более серьезными вещами, с криминалом?

    - Я думаю (еще раз говорю), что РПЦ – это политическая партия. Очень серьезная. Возможно, это самая мощная и самая серьезная политическая партия за всю постсоветскую историю России. В ней, действительно, очень жесткие отношения, и она действительно обладает достаточными силами для того, чтобы продвинуть того или иного человека по карьерной политической лестнице. Поэтому я думаю, что серьезные граждане нашей страны уже давно перестали заносить деньги в «Единую Россию» - и заносят туда. Соответственно, на эти деньги строятся храмы как доказательство (как вот, помните, в древности определенные фаллические символы) силы этой организации.

    - Получается, это возможность оставить о себе добрую память? Может, чисто эта организация сохранит память о них в виде золотой таблички, как, например, о Ю.М. Лужкове, который оказался не очень честным человеком, но – никто же табличек не будет снимать с храмов? А вот с парком, может быть, сложнее… Там нужно будет через 50-100 лет снова все сгнившее ремонтировать. А храм православный – это нечто монументальное в наднациональной структуре, которая при любых условиях, при любых гонениях снова выживет, возродится…

    - Для того, чтобы через 50 лет знать о том, кто такой Петр Петрович Пупкин, чья фамилия висит на стене какого-нибудь храма, необходимо, чтобы этот Петр Петрович Пупкин был относительно важным для истории человеком, чтобы остаться в истории. Иначе люди будут просто проходить и читать: «Ну Пупкин… Что за Пупкин? Я его все равно не знаю, поэтому мне не интересно». Поэтому они бьются не за то, чтобы остаться на такой никому не известной доске, они бьются за то, чтобы остаться в истории. Либо за то, чтобы на сегодняшний день поиметь какую-то определенную долю «российского пирога» и либо скушать его, либо свалить с этим пирогом.

    - Существует еще мнение, что просто хорошо распиаренный проект, под который просто собираются деньги хорошие и все. Там нет никакого политического устремления. Да, они чего-то делают, но только поскольку вынуждены это делать. На самом деле они не хотят ни в школы, никуда – потому что силы не хватает, священников выпускается мало.

    - Я Вас поняла. Давайте все-таки разделим РПЦ как некую общественную структуру людей, которые действительно занимаются пропагандой веры и тем, что с этим связано; и вот ту структуру, которая на этом месте выросла. Вот когда я говорю о политической партии РПЦ, я говорю, конечно, не о тех деревенских попиках, которые бабушек отпевают и на свои деньги строят храмы. Это другая сила. Это совершенно другая сила! Я говорю именно о партии политической, которая построена на основе РПЦ и которая взяла себе идеологию вот этой самой РПЦ, и на которую, в том числе, работают вот эти самые рядовые сотрудники, которые может быть, понимают, может быть, не понимают, но честно делают свое божеское дело. Еще раз говорю – к таким людям я отношусь с уважением: они делают божеское дело во имя своей веры. За это ни копейки не получают, а может, даже последние отдают. Но на них просто паразитирует реальная политическая сила.

    k

    - Есть ли перспектива у этой политической силы? Может быть, она не настолько все-таки сильна? Может, это просто раздувание? Понимаете, мы сейчас их напугаем, вот мы сейчас туда пойдем, мы их распустим… А люди просто забивают себе деньги – и больше ничего?

    - А зачем им это надо?

    - А потом их дети станут играть в другие вещи?

    - Так я же про это и говорю! Просто есть любая политическая партия, любая политическая организация. Она представляет интересы определенных кланов и группы лиц. Значит, есть группа лиц, которая решила сегодня сделать ставку на эту идеологию. Когда политик делает ставку на определенную идеологию, это не означает, что он сам в нее стопроцентно верит. Он просто играет – это политтехнология! Он выбирает такую вот фишку, такого вот цвета – красного, зеленого, черного… Сегодня он играет черной фишкой. Но это не значит, что он полностью разделяет эту идеологию, просто в данный момент он просчитал, что это самый выгодный путь для попадания к власти. Таких людей немало! Ими можно воспользоваться. Вот и все. Именно в этом смысле. Не потому, что сами церковники стали политической силой. Это ОНИ стали выражать интересы определенных политических сил.

    - Ими манипулируют, по большому счету?

    - Ну, здесь взаимовыгодное сотрудничество, я думаю.

    - Православную идеологию они просто уничтожают на самом деле?

    - Да, да. Это то, о чем я говорила неоднократно, вспоминая шестую статью Советской Конституции. Что в конце, когда, допустим, восьмидесятых годов все смеялись над коммунизмом, над Советским Союзом. А с чего началась эта насмешка? Насмешка началась с анекдотов! То есть, люди, представляющие эту идеологию во внешней среде, представляющие себя народу как вершителей, как самые главные, самые глубокие, самые знающие носители вот этой вот идеологии – они вдруг становились смешными, презренными, ненавистными. Они – конкретные люди, которые зажрались, которые воровали, которые, короче, вели себя не в соответствии со своими собственными постулатами. Отрицательное мнение о них потом вдруг неожиданно перенеслось на всю саму идеологию.  Хотя если взять ее, как чистую идею, и людей, которые воплощали ее в жизнь – можно было невооруженным глазом видеть жутчайшие изначально несоответствия. Были, скажем так, нехорошие люди – и некая там чистая идея. Здесь, в принципе, получается то же самое. Есть чистая идея, с которой спорить можно так же, как и с коммунистической, но она вроде бы все-таки какая-то красивая; и есть люди, которые под прикрытием ее делают черные дела.

    - Возможно, это просто психологический перенос, когда личная вера, личная уверенность в чем-то переносится на организацию, которая никакого отношения к личности не имеет? Любая организация амбивалентна. Абсолютно любая. Люди ею движут, понимаете? Организацию, какую ни построят, любой может ею управлять. Может пойти налево, направо, вперед… Ранние христиане были левыми, боролись с римлянами, потом они не боролись с римлянами, потом боролись с кем-то еще, устраивали крестовые походы – организация была одна и та же! И идеология была одна и та же.

    - Нет, она менялась, менялась… Роль личности в истории, вообще-то, никто не отменял. Тем не менее, вот это вечный спор о том, что же важнее – партия или отдельно взятый ее лидер… В истории по-разному бывало: и то, что партия сминала лидера и продолжала идти по своему избранному пути идеологическому; бывало, что приходил лидер, который разворачивал партию на 180 градусов. 

    k

    - В таком случае получается, со светским государством очень большие проблемы, поскольку светский человек, который олицетворяет светское государство, не может иметь никакой идеологии, кроме идеологии правильного управления, чтобы всем было хорошо.

    - Если говорить об единоличном лидере, то, разумеется, это должен быть, в первую очередь, технический руководитель. Если говорить о том, что государством управляет все-таки какая-то определенная политическая сила, то приходится признавать, что… Опять-таки, если мы говорим о некоем таком чисто демократическом государстве… Если народ избирает эту политическую силу собой руководить – ну, значит, народ заслуживает того, что он избрал. Если мы говорим не об идеально демократическом государстве, как у нас, то получается, что определенная политическая партия или сила ходит просто на политтехнологиях, на деньгах тех, кто в данный момент находится у власти.

    - Сейчас говорят про реформу судебной системы. Возможны ли какие-то изменения в судебной системе? Отделить исполнительную власть от законодательной?

    - Вы знаете, вот как раз мы сейчас пытаемся заняться вопросом, который Вы сейчас поставили, по поводу выборности мировых судей Санкт-Петербурга. Пытаемся разработать этот закон, но я сомневаюсь в успехе. Потому что, опять-таки, те силы, которые находятся сегодня у власти, они не заинтересованы отдавать даже пяди от того, что они завоевали. Если суды сегодня полностью работают на их интересы, то зачем же они будут позволять возникать каким-то независимым судьям?

    - То есть, мы не имеем инструментов для разрешения гражданских споров…

    - Не имеем. Реально нет.

    - Достаточно было бы провести референдум в вашем районе по поводу восстановления парка, либо перераспределения бюджетных средств…

    - Вы же видите, какая сила постоянно отказывается от этих законопроектов, постоянно снимая с повестки дня рассмотрение их и даже попытку внести эти законопроекты. Этой власти это не нужно. И, скажем так, я их прекрасно понимаю. Зачем им лишние проблемы себе создавать?

    -  Коллапс «Единой России» и вот этой православной политики невозможен, потому что за ним нет ничего, по большому счету…

    - Я бы все-таки разделила «Единую Россию» и православную политику, потому что «Единая Россия» - это день уже вчерашний, а православная политическая партия – это день завтрашний. И те, и другие в определенное время работали на исполнение указаний определенных политических сил. Вы спросите, почему Россия до сих пор терпит? Над этим вопросом бьются уже сотни умов в последние годы… Практически, всю революцию сделали в Петербурге и Москве, а потом было довольно быстрое торможение.

    - Но сознание народное было подготовлено.

    - Сегодня очень много различных механизмов, которые находятся в руках у нынешнего режима, с помощью которых промываются мозги таким образом, что (надо признать честно) слабым оппозиционным силам просто не хватает возможности перебить вот эту идеологическую машину. Есть еще свойственное нашему народу (в последние особенно годы) стремление постоянно надеяться на то, что «а вот давайте поменяем Иванова на Петрова!. Иванов был плохой. Петров хорошо говорит – наверно, он будет хороший». Приходит Петров, начинает делать то же самое, но немножко, как говорится,  те же яйца, только в профиль. «А вот Сидоров! Наверно, Сидоров-то будет хороший!» Поэтому вот это стремление поменять Иванова на Петрова играть будет точно так же. Да, сейчас все против «Единой России», все. Поэтому и возникает новая политическая сила. Главная – «Народный фронт». Давайте, мы тихонечко поменяем одно на другое, скажем, что вот та была плохая, а эта – хорошая (хотя и той, и другой руководил один и тот же Путин), и народ почему-то верит, что тот же Путин, только в профиль, будет лучше, чем тот предыдущий. Ну, поиграются они с « Объединенным Народным Фронтом» - подойдет как раз и православная партия.

    k

    - Была же партия «За Русь святую», которая набрала какие-то жалкие полтора процента…

    - Потому что это шуты. Все-таки, основная масса населения разбирается – где шуты, а где сила.

    - Почему Вы считаете, что и эта партия не будет восприниматься как шутовская?

    - Потому что мы уже сегодня уже видим – эта партия правильно себя ведет. Эта партия обставляется своими людьми в чиновничьих кабинетах, эта партия имеет хорошее финансирование, эту партию постоянно пиарят везде с правильных позиций. Это же не просто так какой-нибудь сумасшедший, который назвал себя царем – и давайте выбирайте меня.

    - Нужно ли создавать какие-то атеистические клубы, атеистические площадки, проводить дискуссии, обучать горожан основам гражданского мышления.

    - У нас сегодня проблема с гражданским мышлением, которую не могут решить даже несколько десятков организаций, которые этим занимаются в Санкт-Петербурге. У нас, поверьте, их очень много. И все говорят только об одном, что почему-то способность к реальному гражданскому мышлению, гражданскому протесту сегодня (в Петербурге, во всяком случае) близится к нулю. Не понятно почему. Еще раз говорю, что тут есть разные варианты, все спорят. Те, кто хочет поднять народ, все спорят – почему же народ не поднимается.

    - А почему они на улицы не идут – те, кто спорит?

    - Нет, они на улицы идут, а тот народ, который проходит мимо, машет рукой и идет дальше. Здесь много различных вариантов. Вплоть до того, что просто нет конкретной личности, которая бы приняла ту позу и тот вид, который был бы приятен народу, и народ просто бы остановился и начал слушать. Потому что недоверие народа, конечно, видно постоянно. Недоверие к тому, что выводят их на улицы, а никуда не ведут. Чем характерно наше протестное движение – в основном, к сожалению, либеральные, мелкие – они тем и характерны, что люди выходят вот на Болотную площадь, а потом как-то вот… а дальше что? Ну, мы вышли, мы послушали вас – раз, мы померзли – два вас послушали, три раза послушали; все плохо, Путин плохой, перевыборы даешь… Ну даешь – а дальше-то что делать? Непонятно, и люди устают, расходятся. Есть определенная усталость от этой уличной политической борьбы, когда нет четкой программы. Понимаете, даже вот когда выходит политическая сила, которая требует пересчета голосов на выборах, то (ладно, я, более-менее опытный политик) даже не очень опытный человек в политике, и то понимает, что это не то требование, за которое стоит идти. Ну пересчитают они голоса на выборах, ну поставят они вместо того Иванова этого Петрова, потому что Петров красиво говорит, молодой и чего-то там против коррупции. Так они сейчас все против коррупции, когда выборы начнутся.

    - Вот это замечательное молчание большинства говорит о том, что им надоела вся эта политическая иерархия? Что, меняя этих на этих, люди разочаровались уже во всех политиках абсолютно?

    - Да.

    - Там, где висело «Слава КПСС», сейчас висит «Слава Патриарху!», «Досрочно встретим Конец Света!» и т.д., и т.п. То есть – все то же самое! Ничего не меняется: что там была идеология, что тут идеология – шило на мыло. Может, стоит думать о том, чтобы строить какую-то другую политическую систему, основанную не на иерархической связи, а на каких-то снизу самосоздающихся горизонтальных связях?

    - Понимаете, это все замечательно, но это мечты. Потому что ни одна политическая сила не строится просто так снизу. Она никому не нужна  - ну давайте, мы втроем, такие умные,  соберемся и начнем  ее строить. Никогда ничего подобного в мире не было! Любая политическая сила появляется только тогда, когда на нее есть реальный запрос. Либо она появляется и тут же исчезает, потому что она никому не нужна, либо она появляется, потому что на нее есть запрос и заказ, есть люди, которым она нужна, которым нужно, чтобы была какая-то группа политиков активных, которые представляют реальный интерес их и защищает. Видимо, на сегодняшний день то, о чем вы говорите, пока никому не нужно. Нет на нее заказа. Есть просто пожелания отдельных интеллигентов. Что-то подобное нужно бы сделать, но кто будет это делать – непонятно.

    - Может быть, сначала это просто проговаривать, давать людям возможность самим подумать, ставить перед ними задачи, а не просто приносить им какие-то готовые решения?

    - Еще раз говорю, все это хорошо, но люди должны быть заинтересованы в создании этой силы. 

    - Они заинтересованы Кока-Колами, МакДональдсами. Если им не показывать – они знать не будут, что существуют МакДональдс и Кока-Кола.

    - Конечно, политическое просвещение – это дело святое. Этим, конечно, надо заниматься. Здесь никто не спорит. Но рассчитывать на то, что мы выйдем на улицу, кинем клич и за нами пойдут – не стоит.

    - Я именно и говорю про то, что просвещение, образование – потому что никто не знает, что такое гражданское общество. Никто! Подойди к любому на улице, спроси о разделении властей whois– никто не знает! Про разделение властей никто не знает. Все знают про Путина, про Патриарха, про каких-то оппозиционеров, которых купил Госдеп на корню. А про то, что тот же самый Навальный собирает деньги по тем или иным бизнесменам в интернете – это мало кому известно, потому что совершенно иной образ в головах-то создается. Нет-то образования на самом деле никакого, никто никому ничего не рассказывает. Все рассказывают про православных, католиков. Думаю, их нужно только жалеть – они несчастные, убогие люди. И те, кто заносит туда деньги – заносят их в откровенную пустоту. А потом, им столько заносили денег, что с них потом потребуют: ребята, мы вам денег заносили – оружие берите теперь, отрабатывайте деньги-то ваши.

    - Они же пойдут не таким путем. Зачем им  революцию-то делать, этой партии? Они уже потихоньку приходят к власти. Так это масонская ложа. Никто из масонов сам не бежал революцию делать. Они создавали систему управления. И эта партия точно также создает систему управления тихо, ползуче - деньгами, своими людьми. Им не надо никаких молодчиков на улицу выгонять. Зачем это?

    k

    - А если будет строиться другая какая-то система управления, которая ту дискредитирует просто – то, может быть, это вариант? Кто-то думает вообще об этих вещах или нет?

    - Полно людей думает! Но одно дело думать, а другое дело – делать. К сожалению, Ленины у нас еще пока еще не выросло. Человек придумал и сделал, а теперь мы только думать горазды, причем каждый о своем. А тут ведь кроме думания надо еще и реализовывать эти мысли.

    - История сослагательного наклонения не знает, но будущее зависит исключительно от живущих.

    - Все правильно. Но в данный момент, видите, нету запроса. Не родилась еще та партия, не родились еще те лидеры, не поставлена еще историческая точка в определенный период времени. Не возникла революционная ситуация.

    - Ужас.

    - Жуть!

  •  

    Православная лаборатория ради промывки мозгов детям в государственных образовательных учреждениях оказывается уже в действии. “Ой, ну я понимаю что религия это бред, но у меня гарантированная школьная зарплата и скорая пенсия” - с таким отношением к жизни и воспитанию приходится сталкиваться фактически родителям героям, родителям одиночкам, тем кто имеет уровень развития вне промывания мозга федеральными каналами времен “режима Путина”. О тумане в российском образовании говорим в эфире с мамой третьеклассника из Сургутской школы № 19 - Татьяной Чижик.
    Группа единомышленников для объединения в противостоянии: facebook.com/groups/tumanvobrazovanii
    Связь с Татьяной: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
    https://vk.com/monah_grigoriy
    Страницы автора сюжета Михаила Баранова, бывшего монаха РПЦ МП, автора проекта Расцерковление: http://rascerkovlenie.ru
    www.facebook.com/mihail.baranov.589 
    vk.com/monah_grigoriy
    Фонд "Здравомыслие": http://zdravomyslie.info
    Поддержать антиклерикальное видеопроизводство:
    ЯД 410011075491122 
    СБ карта 4276 6300 1176 0926 
    PayPall Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. 
    WM R276527345677
    Или просто кинуть на телефон или привязанный к нему QIWI: +79190571579

  • Помощь в избавлении от православной зависимости:  посещения храма, участия в таинствах, необходимости духовника, паломничества, снятие озабоченности собственной посмертной участью в контексте будущего земной цивилизации.

    Об адептах РПЦ всех мастей без капли благоговения.

    Пока мы остановились на поиске единомышленников, согласных с нами хотя бы в том, что нам не все равно, что происходит с нашими братиями как особями homo. Нашей мечтой является переключение человека с мифологического мышления на вклад в будущее земной цивилизации. Увеличение численности православных, или довлеющая константа таковых, лишь способствует стогнации общества в обыденном истощении планетарных ресурсов. Житие на хлебе и воде, а то и вовсе получение хлеба от ангелов остались лишь в пыльных трафаретных выдумках святителя Димитрия Ростовского. Современные православные, в 99,9% численности, благополучно пережили шок от прогресса цивилизации в сторону электронных технологий, и, конечно, более ранних изобретений. При пожаре в храме теперь гораздо рациональнее вызвать специалистов МЧС, чем нервно бубнить акафист “Купине Неопалимой” или метать в пламень пасхальные яйца.

    odnako 

  • Отец Наум, бывший духовник авторов нашего сайта, и поныне принимает в Троице-Сергиевой Лавре желающих "узнать волю Божию".
    Мы знаем, что у него существует множество недоброжелателей, по причине чего его духовные чада стремятся оградить Батюшку информационно (даже бояться при людях называть его имя) и физически (строятся отдельные хоромы на деньги все тех же чад духовных).
    Одной из первых "проболталась" игумения Ксения, выпустив в одной из своих книжек биографию старца со многими фотографиями.

    Более аналитично и критично подошел к делу Николай Митрохин, рассмотрев на примере старца Наума явление русского православного старчества как такового.

    наум

    У старца Наума есть еще одна яркая отличительная черта.
    При первой исповеди архимандрит Наум тщательно вытягивает из Вас все Ваши блудные грехи во всей их красе, количестве и качестве. Подробности являются необходимыми.
    Помню, он "чертил" на ладошке схему естественных дыр у девушки, чтобы помочь мне более однозначно ответить на вопрос "девственница ли я".
    Еще в детстве читала, что этот прием используют психотерапевты. Дело не в том, чтобы раскаяться и почувствовать себя плохой (видела примеры, когда исповедницы даже гордились своей "бывалостью"), а в том, чтобы между тобой и старцем-психоаналитиком установилась наиболее доверительная атмосфера полного доверия. Как правило, в первый раз старец никогда не ругает (какие бы гадости про себя Вы бы ни рассказали), в результате чего и создается ощущение "обретения отца". Таким простым методом Наум входит в душу, чтобы впоследствии Вами легче воспринялось данное им послушание. 
    Но данная практика фактически противоречит правилам Церкви "не вспоминать блудные грехи по их виду". Ведь любое воспоминание может послужить поводом к повторению греха в мысли.
    Впрочем, действительно, случались случаи, когда времени и желания у о.Наума на такие разборки не было, и визит к нему оканчивался просто сходу назначением на то или иное послушание. Полученные указания могли даваться на всю жизнь. Так, что впоследствии "чадо" своего отца не видело ни разу больше.
    Молодежь в станице Запорожская обрабатывалась учительницами (чадами отца Наума) в том русле, что "раз уже вы побывали у старца однажды - этого достаточно для спасения".
    В последние годы функцию "тотальной исповеди" о.Наум передал двум своим помощникам-в-епитрахили, которые помогают непосредственно в преддвериях наумовской приемной.
    Однажды спросили архимандрита Наума о количестве его духовных чад. И он ответил: "Вот если взять полное ведро воды и вылить из него воду, то то, что останется - вот все мои настоящие духовные чада". При этом остается загадкой - по каким критериям старец делит чад на истинных и неистинных тогда, как на деле сам же отправляет их пожизненно куда-нибудь на Камчатку или в Сибирь, чтобы больше с ними никогда не встречаться...
    Как отмечают, в последние годы старец перестал отвечать практически на любые вопросы. Единственное, что он сейчас говорит - это творить Иисусову молитву. Это послушание относится как к мирянам, так и к епископам, которых у Наума уже штук восемь среди духовных чад...

    Учение старца об Иисусовой молитве

  • В 2004 году в городе Новосибирске проходила международная научно-практическая конференция по тоталитарным культам, возглавляемая главным сектоведом страны А.Л. Дворкиным. Помню, как, присутствуя "по благословению" на этом мероприятии (а благословили, видимо, из-за моей некоей причастности "в прошлой жизни" к сектам), я начала терзаться сомнениями и ассоциациями, когда зачитывались основные характерные особенности, отличающие тоталитарные секты от обычных безобидных "конфессий".

    А.Л.Дворкин поясняет:

    В нашей стране нет юридического понятия слова «секта», но мы не говорим друг с другом на языке судебных протоколов. В религии и социологии термин «секта» присутствует и применяется постоянно, он также применяется в психологии,религиоведении,богословии, — каждый из нас говорит на многих языках. Секты обижаются, но пусть предъявляют свои претензии к покойному протестантскому социологу религии Максу Веберу, который дал современное определение таким понятиям как секта, деноминация, «Церковь».

    Ниже я привожу цитаты из итогового документа конференции, где вместо термина «тоталитарные секты» можно вставить термин «наумовщина»:

    «Ст. 12: Никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь;
    Ст. 16, п.п. 2, 3: Брак может быть заключен только при свободном и полном согласии обеих вступающих в брак, сторон. Семья является естественной и основной ячейкой общества и имеет право на защиту со стороны общества и государства».

    Основным благословением, даже первоначальным, у старца является разрешение вопроса о жизненном пути. Чаще всего способные к чему-то люди получают направление в тот или иной монастырь. И чаще всего при этом получивший благословение сталкивается с необходимостью сломать себя  и выполнить его хотя бы внешне. Большинство в наумовских монастырях живут именно против собственного желания и духовных плодов не имеют.

    «Тоталитарные секты… используют цензуру информации, поступающей к их членам, прибегают и к другим неэтичным способам контроля над личностью, к психологическому давлению, запугиванию и прочим формам удержания членов в организации. Таким образом, тоталитарные секты нарушают нарушают ст. 18:  «каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения…», ст. 19: «каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами…», а также п. 2 ст. 1 Декларации о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений (резолюция 36/55 Генеральной Ассамблеи ООН) — «Никто не должен подвергаться принуждению, умаляющему его свободу иметь религию или убеждения по своему выбору». Ст. 5, п. 5: «Практика религии или убеждений, в которых воспитывается ребенок, не должна наносить ущерба ни его физическому или умственному здоровью, ни его полному развитию».

    2.jpg

    Все это целиком и полностью применимо к «наумовщине», да и к любой системе старчества как такового. Существует целое ответвление православия, над которым смеются многие члены современного общества. Адепты сих ортодоксальных структур меняют веру в живого Бога на обычные человеческие суеверия (экология хозяйства, непринятие паспортов, страх перед компьютеризацией). Литература «неверная», если случайно и попадает в монастырские стены, может не дойти ни до одного насельника, так как ответственные лица ее попросту предают огню. Я лично участвовала в подобных процедурах. Получается то, что человеку запрещается просто мыслить и анализировать, ведь любая «иная» информация автоматически ставит перед человеком неожиданные для монастырского начальства вопросы. Начинается «игра в помыслы», за которую духовники способны сдать и в психиатрическую лечебницу.

    «Социальная изоляция адептов, их исключение из общественных процессов, практикуемое в ряде сект, нарушает ст. 21:  «Каждый человек имеет право принимать участие в управлении своей страной непосредственно или через посредство свободно избранных представителей», а также ст. 29: «Каждый человек имеет обязанности перед обществом, в котором только и возможно свободное и полное развитие его личности»».

    Как правило, монастырские насельники не имеют права голосовать на выборах по собственному желанию. Нам на протяжении всего правления В.В. Путина было дано предписание «свыше» голосовать только за членов партии «Единая Россия».

    «Жесткая регламентация поведения, использование неоплачиваемого или мало оплачиваемого труда, посредством психологического принуждения, нарушает ст. 23 — «Каждый человек имеет право на труд, на свободный выбор работы, на справедливые и благоприятные условия труда и на защиту от безработицы. Каждый человек, без какой-либо дискриминации, имеет право на равную оплату за равный труд. Каждый работающий имеет право на справедливое и удовлетворительное вознаграждение, обеспечивающее достойное человека существование для него самого и его семьи, и дополняемое, при необходимости, другими средствами социального обеспечения», а также ст. 24 и 25».

    Есть множество свидетельств не только «наумовских» послушников о том, что в монастыре их здоровье окончательно было подорвано непосильными нагрузками. Особенно тяжело сказываются на психике человека те случаи, когда на одного человека накладывается сразу несколько послушаний. Фактически, человек обязан быть в нескольких местах сразу. Слышала от многих сестер: «Мне что, отксериться что ли?». Физическое здоровье также остается в монастырских стенах. Не было у нас ни одной сестры, у которой не выявился бы диагноз «надсада». Массажи живота стали для всех необходимостью.

    «Ст. 26 — «Каждый человек имеет право на образование», нарушается рядом тоталитарных сект, практикующих фактическое лишение адептов и их детей данного права».

    Это касается не только несчастных детей, которых обучают лишь «основным» (непротиворечащим православию) предметам, но и самих насельников. Большинство «наумовских» сестер поступает в монастырь, имея лишь начальное образование. Бывали случаи, когда даже при таком раскладе церковники «договаривались» с местными учебными заведениями и протаскивали в ВУЗ не имеющих аттестата об общем среднем образовании.

    «Для большинства тоталитарных сект характерно нарушение ст. 27 — «Каждый человек имеет право свободно участвовать в культурной жизни общества, наслаждаться искусством, участвовать в научном прогрессе и пользоваться его благами»».

    Большинство монастырских не умеют пользоваться компьютером, а об Интернете даже визуального понятия не имеют. Сотовые телефоны запрещены даже постановлением Патриарха, что говорит о масштабах этой проблемы.

    О СТАРЦЕ АРХИМАНДРИТЕ НАУМЕ БАЙБОРОДИНЕ
  • m

    Пожалуй такого православного миссионера стоит назвать просто зазывалой. Видел один раз такого в Питере, на выходе из метро он раздавал буклеты и кричал про бесплатный автобус на выставки в СКК.

    Собственно, проблема надуманная от тупиковости, от реального созерцания резкого уменьшения потока интересующегося практическим воцерковлением, хотя кажется, что проблема встречи зашедшего в храм решена. Если храм открыт, то там, “за ящиком”, есть и платочкоюбочный специалист, он же и консультант. В чем же смысл и причины таких новшеств? Стоит ли видеть за этим миссионерский успех РПЦ?

    Торговать с примитивным ассортиментом свечек и прочей атрибутики может научиться любой. Ну разве что настоятелю стоит поработать с выборкой более грамотных, стрессоустойчивых, с меньшими запросами на зарплату.

    Одной из светлых мыслей Кураева было рассуждение, что за лавкой вместо всяких тетушек и бабушек должен дежурить священник, как главный специалист по первичным обращениям. С другой стороны, окинув взглядом любое православное мероприятие, мы увидим превалирующую женскую составляющую, но, как известно, карьера “духовного роста” для них ограничена супружеством священнику или монашеством.

    Можно предполагать, что и два этих последних “института” церкви сейчас теряют популярность. Вот и выходит, что патриархия вынуждена мутировать под те механизмы, точнее под ставки на захожан - “в Бога верю, в церковь - нет!” - вот душевный девиз все большего числа особей homo, для которых пока еще не реально отказаться от мифологического типа мышления.

    Коли причины неприятия необходимости контакта со священником становятся массовыми, то иного варианта, как переориентировать верующих на православный шопинг, нету.

    В статье Известий говорится, что эти миссионеры готовятся как замена или альтернатива встречающих или встречающихся вам после порога храма. Рассмотрим и эту глупость выдумщиков из вертикали страха имени Гундяева.

    Как и любой людской устоявшийся коллектив, каждый приход уже имеет свой специфичный контингент, который формируется, по нашему мнению, от начала создания, и конечно харизмы настоятеля и священников. Если приход имеет характеристику “молодежный”, то пожалуй ему такие миссинеры вовсе не нужны. Если это клуб бабушек поделивших на зоны ответственности внутрихрамовое пространство, то этакая новая молодая метла станет для них всегдашним раздражителем, пока они её не смогут выжить.

    Существует конечно вариант, когда митрополитбюро своими циркулярами и настойчивыми напоминаниями на епархиальных собраниях, заставит настоятелей изыскивать и отсылать “способных” на такие курсы, но все это нехотя, исключительно для системы палочной отчетности в Чистый переулок. “А составленный отчет или действующая под непосредственным контролем благочинного карта социальной работы округа являются фикцией, составленной в ответ на требование Правящего Архиерея". Сетует автор статьи "Кирилловы реформы продвигаются от макушки к корням".

    Выхода из этого кризиса патриархии не видать, оставшися кормящихся может заботить лишь православный интегрированный маркетиг, для которого и сгодятся миссионеры как консультатны в торговом зале.

    Как тенденция, нами подмечено появление обилия чисто китайских сувениров в паломнической лавке Лавры:

    m

    В дальнейшем китайским кооперативам не составит никакого труда создать и заполнить новые ниши бирюлек для православной магии, собственно специалистами по которой и призваны быть будущие миссионеры.

    Примечательно, что всего лишь двухгодичный экспромт-курс их подготовки способен собрать лишь оставшихся молодых людей, не способных или не пригодных к учебе на священника или хоть псаломщицу.

    Когда Вас вместо привычной тишины в храме встретит навязчивый вопрос “здравствуйте, могу ли я Вам чем нибудь помочь?”, то немногие ощутят разницу от традиционного маркетингового подхода на “поиметь” и “развести”. Может, кому-то из новейших захожан именно такой подход и будет нравиться (лишь по причине, что не с чем сравнивать), но, кажется, эту картину маслом мы будем видеть перед внезапным переломом в сознании общества и власти к РПЦ МП, что ничего в ней от свехъестественного существа нету, стоит просто обложить это всё зазывайство налогом, а это и станет для деньголюбивой патриахии агонией.

  • Введенная Федеральным законом № 136-ФЗ от 29 июня 2013 года новая редакция статьи 148 Уголовного кодекса РФ (УК РФ) устанавливает уголовную ответственность за оскорбление религиозных чувств верующих. Объединившиеся граждане с активной жизненной позицией решили выслушать мнение юриста на этот счет.

  • В церковном народе (точнее, среди тех, кто любит самих себя именовать «церковным народом») высшим авторитетом являются голоса «старцев». Старец должен иметь седую бороду и дар прозорливости-пророчества. Его духовный дар не столько в глубоком и точном изъяснении древнего Писания, сколько в духовно-политическом истолковании текущей политики.
     
    Старцепоклонники не обращают внимания на то, что в церковном языке слово «старец» означало просто пожилого человека. Это видно по лексикону св. Игнатия Брянчанинова: «Душепагубное актерство и печальнейшая комедия – старцы, которые принимают на себя роль древних святых Старцев, не имея их духовных дарований» (Еп. Игнатий (Брянчанинов). Сочинения. СПб., 1905. Т 1. С. 72). 
    «Рассматривая формулярные списки братии Валаамского монастыря, нашел я в числе 115 братьев: из них только 16 человек грамотны, из сих 16-ти образованный человек только один — иеромонах Аполлос, образованность прочих простирается не далее, как до знания почитывать и пописывать. Прочие 99 братьев или из мещан, или крестьяне, или вольноотпущенные лакеи, имеется отставных солдат 7 человек. Из сего можно заключить о простоте и невежестве, столько натуральных валаамским старцам. Они ревнуют по Православию, требуют для еретиков тюрьмы, цепей, сами возмущаются и возмущают образованных людей, к ним присылаемых, которые, видя их ревность, переходящую в жестокость и неистовство, соблазняются их православием… Сомнение о ереси до того распространилось в ревнителях, что они почитают еретиком всякого брата, занимающегося в келье какими бы то ни было выписками… «Блюди, — говорит Великий Варсонофий некоторому иноку, — да не покажут тебе помыслы твои комара верблюдом и камешка утесом». Сие бы можно было посоветовать и тем семи или осьми валаамским старцам, кои подозревают в ереси игумена» (Полное жизнеописание святителя Игнатия Кавказского. М., 2002, сс. 124-127).
  •  

    Крест на образовании и просвещении граждан последними был променян на духовную скрепу. На закате Путинизма откормленные силовики создавали видимость деятельности в виде такой радиорекламы для пенсионеров и домохозяек, ну кто еще был способен слушать радиоточку на кухне. Написать ведущему: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

    Докфильм “Православие в Законе” о губительных последствиях культивирования массовой религиозности и клерикализации: https://youtu.be/1a9lVBBZSjo Если не открыватся, то заходите через Прокси или ищите на торрентах и в соцсетях.

  • Всех кто любит людей, люди обязательно убьют. Это путь Христа, Сократа, Сованароллы и очень многих. Оклевещут и убьют, а потом канонизируют, запишут в свою партию и будут торговать иконами мученически убиенных. Величие Евангельского сюжета не в вокресении Христа, а в том что он никого не убил ради великих идей. Это исторический нонсенс, обычно всегда как только кому по голове .бнет истина, так вокруг сразу моря крови..
    Именно по этой причине, так быстро все приняли эти религиозные идеи. Ну и попы уже постарались по полной, компенсируя первоначальный недостаток крови, они переврали на соборах всё что можно и нельзя, и как обычно кровь хлынула рекой, и  сожрали живьём миллионы людей.
    Жутко конечно и мерзопакостно, но бороться за что то идеологическое нет смысла. Бараны не примут этого не оценят и не поймут. Не мечите бисера перед свиньями, что бы обратившись не растерзали вас. Когда же победа всё же состоится и враг будет сметён, то плоды победы достанутся негодяям и проходимцам, которые наступив на сияющее в траве сердце Данко, пойдут дальше по головам, пожирая слабых и угнетая простых людей. Бороться есть смысл, за себя за свою кровь, за своих детей, всё остальное пустые слова, слова мух попавших в паутину, пока паук не хочет их жрать, они жужжат, но как он проголодается, их ждёт горькая участь. Восхваление идиотов идущих на смерть за свои идеи, это хитрый мученический дурман и  яд которым отравлена жертва перед пожиранием. Нужно что бы жертва не могла опомнится и убежать или защититься, а наоборот сама лезла в глотку удаву и думала о том что будет вознаграждена за это милостивым богом или памятью потомков или ещё какой хернёй…
    Как ни странно, мир движется только наукой и прогрессом, именно они делают общество другим и меняют способы эксплуатации людей и способы рабства и способы пожирания и жертвоприношений, мы живём в своё время и в своей паутине и наши вожди-пауки пожирают нас точно так же как и раньше, просто для того что бы мог жить современный мир нужно общество потребления, для такого общества нужна иллюзия свободы. Нужны были эффективные  способы земледелия - отменили крепостное право, нужны были рабочие на фабриках - отменили рабство. В общем сейчас то же самое, современное общество это не завоевание овец, просто волкам которые правят странами так удобнее пожирать свой скот. Точнее не отменили, а просто заменили на другую форму рабства - кредитно-налоговую. Овцы так же пахают на своих хозяев, но в более совершенной форме и даже с искренней радостью.
     
  • 20 августа 2013 года меня доставили в Сухум к безрукой Ольге по благословению одного из кавказских пустынников, седовласый тезка которого в дополнение благословил меня большим деревянным крестом. На подвиг. Хотя в чем же этот подвиг?..

    жж

    Я попала к большому ребенку, и весь ее быт сразу напомнил мне чистоту детства. Малюсенькая келейка, где даже она сама не помещается из-за множества вещей и куда запрещен вход «неочищенным и непросвещенным»; скелетик голубя в птичьей клетке – «мощи»; игрушечный медведь на полу под красным углом с обязательной шишкой в лапах; нарисованный на стене ногой (или ртом) ангел; множество обработанных известью помоечных плошечек, для большей дезинфекции закопченных на электроплитке и покрытых сажей; и просто красивые картиночки повсюду, назначение которых – утешать в унынии.
    Когда я тщетно пытаюсь разобраться в системе ее речей и вижу всю их неадекватность или предосудительность, перевожу взгляд на висящее рядом на дереве полотенчико с изображением улыбчивого и доброго мультяшного зайца – и мне все становится ясно: «будьте как дети». Это как будто не она все говорит, а этот зайчишка.
    Называет себя Высшим Свидетелем. О чем свидетельство? На первый взгляд кажется, что о вреде электро-магнитоносителей, о «красном глазе» фотоаппаратуры, о «шесть-шесть» повсюду... Но, оказывается, что весь этот электронный камуфляж, которым облачается и облегчается мир, выражает именно непросвещенность людей: непросвещенность страданием.
    Вот, к примеру, балуюсь «перед смертью» эсэмэсками на телефоне якобы для того, чтобы не свихнуться от уныния; а на самом деле здесь-то и сказывается мое нежелание мучиться от боли при отрезании «правой руки».
    При моей великогрешной жизни утешительно было слышать ее удивительный догмат: «на падших великие дела Божии совершаются». Называет себя блудником, а потому и страдающей – значит, и спасающейся. Ей это было открыто в момент отчаяния...
    «Все книжки говорят: блудникам никаких постов, никаких смирений и послушаний! Блудников нельзя стеснять!» Можно счесть это за бред умалишенной или хотя бы за самооправдание, но – удивительно – если перевернуть эти положения на 180 градусов, то получится абсолютно точная инструкция по борьбе с блудом. Снова «Зазеркалье», Алисе нужна осторожность.
    Мне предоставили персональный домик, где я провожу ровно столько времени, сколько хочу. И тут-то открылся духовный закон: насколько дольше я дома, настолько сильно это мучает совесть. Борьба между эгоизмом и мыслью о ненужности. Чем я могу ей реально помочь?
    Но для чего-то я же сюда послана?
    Первый урок смирения и послушания: перемена одежд и обуви при приближении к ее местообитанию и тщательное омовение перед тем, как к чему-либо прикасаться. Микробы, повсюду микробы, спа-а-азмы от них, СПАЗМЫ!.. Если не хочу принести больше вреда, чем пользы, мне предстоит обучиться самодезинфекции (лучше, если при помощи хлора и извести). Отличное напоминание о своей мирской греховности, пыль которой я ношу на себе... Не в этом ли был смысл всех ветхозаветных омовений?..
    Моя главная миссия оказалась выполнением небольшого массажа. То палочкой, то кончиками пальцев. При удачности моих манипуляций, тело Ольги резко дергается, как в эпилепсии: так сходит напряжение нервов. По Ольгиной теории, при расслабленных нервах легче выдавливать из себя блуд. Когда он выходит наружу в виде сгустков – наступает очищение. Этим и достигается цель, на это и направлена вся деятельность Ольги. Расслаблению мешают физические работы и пустословие; способствуют хорошее питание, сон и лежачее положение.
    С питанием все очень загадочно. Утверждает, что ей нужно кушать хорошо (и жирно, и витаминно – чтобы и сыроядение, и мясное с молочным было), а сама ест мало, да и то как собака – все протухшее, намешанное и с очистками. Говорит, что нуждается в горячей пище; а когда я сварю, начинает кормить меня, утверждая, что она из-за болезни не может глотать. Ест всегда в мое отсутствие. Мне пришлось полтора дня тоже уносить свою еду к себе, т.к. после Ольгиного намешивания у меня при еде срабатывает рвотный рефлекс, борюсь с которым методом Иосифа Исихаста: не можешь съесть сейчас – сможешь, если проголодаешь до вечера или до утра. При таком способе выходит экономия продуктов в два-три раза.
    22 августа меня заметил узбек, ранее ходивший к Ольге, и стал знакомиться и даже конкретно заходить ко мне в келью. К счастью, Ольга помогла разъяснить ситуацию: молодой человек узнал от нее о моей девственности и успокоился. Почему-то девство уже не в первый раз спасает от насилия...
    Рассказывала о посте. Оказывается, она не против поста, а против чрезмерного поста. Ольга раньше постилась до смерти, но оказалось, что так нельзя: голова без питания не просветляется, а отмирает; а жизнь телу дана для того, чтобы человек очищался. «Умственный пост должен быть».
    Говорит, что сейчас уже 15 лет как нельзя в храмы ходить, мы сами должны быть храмами, а Причащение должно быть духовное, о котором писано в «Невидимой брани». Я остерегаюсь быть ее духовной послушницей, ведь путь умалишенных персонален, ее путь подходит лишь к ней самой, а мне дано немного рассудка – и за него с меня спросится. Такие вот у меня помыслы.
    Когда слушаю ее, Иисусова молитва не идет.
    24 августа, суббота. Оказалось, до Собора рукой подать... Удивилась его запущенности и бедноте... Где ж те, кто утверждает, будто Церковь деньги гребет лопатами? Пение ужасное, в лампады льют подсолнечное масло...
    Ольга в храм не ходила. К тому же я впервые раздражилась на нее, когда мне уже опаздывалось в храм, а она все болтала и болтала.
    26 августа. Постоянно жалуется на смещение. Это явление духовного порядка. В обычном состоянии бес говорит слева, а ангел справа; когда происходит Смещение, бес нашептывает и справа тоже. Пойди-ка разберись да в прелесть не попадись! Приобретенный Ольгой опыт позволяет ей это смещение разглядеть. А мне?..
    жж Иногда ей были и чувственные явления: когда ей было еще меньше пяти лет (когда еще руки были на месте), Господь Саваоф возложил Свою десницу на ее голову.
    Во снах часто являются святые. Матерь Божия дала ей конкретные указания: жить на берегу моря, в горы не углубляться, а если надоест – сходить в то место, где Ольге оторвало руки. Говорит, что однажды в то место ходила; но так как не было с собой продуктов, из-за голода решила вернуться. В Сухуме прокормиться легче.
    В горы запрещено потому, что там легче обнаружить нас вертолетами. Отшельники, берущие в горы сотовые телефоны, подставляют неберущих: и те, и другие будут выловлены. И будет страшное Посечение. Если пристрелят – это легкая смерть, но вот ножами если – стра-а-ашно...
    Читала мне одну из своих проповедей, смысл примерно таков: « Постепенно, не напрягаясь... Будьте осторожны, в Церкви строят печь для жжения людей. Уходите на край города или в села, но близко к селам тоже не надо, там магнитные сотовые вышки стоят. Не берите с собой магнитов электронных. Возьмите с собой муку (хлеб), соль, сахар и масло, а также спички (а лучше зажигалку!). Увозите пропитание только на простых «Жигулях». В помощь – Тот, Чье имя недостойно нам глаголати, яко неочищенным от Дерзких».
    Дерзкие и Наглые – это бесЫ. Выталкиваются они сознанием, которое быстрее приходит на одре болезни. «Упразднитеся и разумейте, яко Аз есмь Бог». Говорит: «Никаких подвигов! Только терпение Болезни!». Не могу не согласиться с предложенной ею логической цепочкой: здоровые должны работать на больных потому, что больным легче молиться – и за себя, и за здоровых.
    Под видом выталкивания сгустков Ольга занимается обыкновенным кровопусканием. Постоянно твердит о прорезывании десен бритвой; говорит, что кровяные сгустки тянутся как сопли. Они не дают ей глотать. Если и глотается, то не туда; Ольгу рвет (я этого ни разу не видела) – питание к голове не поступает. Все эти объяснения слушать мучительно.
    Держа бритву зубами, режет ногти на ногах. Похвасталась: «сегодня из пальца кровь шла алая, а не черная».
    Почти не спит. Ангел сказал, чтобы спала днем, а ночью бдела. Любит повторять: «Бдите и молитеся». Однажды сказала, что 4 часа спать – это много. А мне стыдно, дрыхну по полсуток в ущерб всякой молитве... И не выхожу из мира, задерживаюсь в нем своим многоспанием и многосонием...
    Путь Ольги нецерковен – не фарисейский. Возможно, во многом он ошибочен... Но как в миру говорят, «прав тот, кто искринен». А прп. Исаак Сирин писал, что ошибки, сделанные ради Господа, прощаются. Я долго размышляла о пути «ленивого брата» схимонаха Кассиана. Судя по словам м. Меркурия, Кассиан был эгоистом, предававшимся внешней молитве и отказывающимся работать. По словам же м. Константина, в конце жизни схим. Кассиан именно через молитву преобразился и смирился вплоть до преподобия... Путь, казавшийся отцу Меркурию ошибочным, привел все-таки ко спасению: все по словам прп. Исаака!.. Размышление об этом – верный путь к неосуждению (и самонаблюдению: искринен ли я?).
    1 сентября дождь проливной начался еще с ночи. После воскресной Литургии сразу – под дождем – на рынок через все лужи вброд. Сложное послушание: требовать от продавцов взвешивать именно на Ольгины бытовые весы, которые я взяла с собой. Ольга считает, что использующие электронные «весА» пойдут все в ад, и отказывается кушать взвешенное на них.
    Продавцы смотрели на меня как на дуру, большинство раздраженно отказывалось вообще продавать мне из-за такого моего странного условия... Объяснения не помогали. Одна продавщица вроде согласилась, но тут же перепроверила взвешенное на своих (увы, электронных!) весах. Я чуть не разревелась: «ведь она не будет теперь это есть!..» И решила от Ольги этот момент попросту утаить.
    Еще мракобеснее вышла история с лимонной кислотой. Я купила ей (как и заказано) ее побольше, но – увы – на красивой пачке было правдиво указано, что лимонная кислота и Е-320 – это одно и то же. И Ольга стала требовать, чтобы я сдала обратно эти пачки и купила те, на которых этой страшной информации не указано: «хочешь раком меня заразить?». В то, что содержимое пачек ничем не отличается, она мне не поверила. Я же тварь непросвещенная, а она 20 лет трезвилась на постели.
    Что это за трезвение, если подпускает к себе мужиков? Что за «шесть-шесть» в электронных весах и чем эти весы хуже электроплитки, которой она все-таки пользуется?
    6 сентября. Поскольку у Ольги теперь новая плитка («красный глазок» я удачно ампутировала), досталась мне старая. Теперь готовлю себе отдельно. Заметила, что даже если чувства голода нет, позыв на пищу возникает от ее вида. Теперь у меня дома есть запас еды, и я искушаюсь съесть лишнее. «Не пецытеся на утрей» - сказано, однако Ольга вопреки этому бредит запасами, которые нередко и протухают.
    Рассказывает, что однажды решила подвижничать и 40 дней ничего не пить. Вышло одно лишь сгущение крови и ничего больше. С тех пор решила питаться полноценно. И меня заставляет жрать мясо; я изо всех пытаюсь сделать так, чтобы хотя бы в постный день уклониться от этого.
    9 сентября Господь послал мне удачу: бесплатный хлеб на помоечке по улице Ардзинба недалеко от столовой. Один кусок оказался совсем зановоженным, пригодился для компостной кучи. Еще пара кусков было с плесенью, их я закипятила в оставшемся от Ольги вареве. А остальные куски были как из магазина: встретились даже свежие полбулки и полбатона, учтиво положенные в пакеты.
    Я и раньше многократно видела валяющиеся на улицах куски хлеба, но стеснялась брать, ведь люди сочтут меня за бомжа. Один раз даже видела кучку просыпанного сахара, килограмма полтора... Совесть до сих пор мучает: почему не собрала? А сегодня у меня дебют – и радость.
    Если я нахаляву в доме живу и не зарабатываю денег, то чем я лучше бомжа?
    Отец Виталий жрал очистки, а мне, как королеве, не приходится так смиряться, ведь с первого дня Ольга приучила меня овощи не чистить. Плюс к этому, не приходится их долго готовить: закипела вода – и достаточно: нужно экономить витамины. Свекла сырая оказалась вкуснее вареной.
    Помню, на Кубани одна послушница пекла пирожки с рыбьими «пупками». Я решила тоже из купленной рыбы никаких запчастей не выкидывать; саму же рыбу пожарила Ольге.
    10 сентября тяжко нагрешила: простудилась. Антисанитарность моя повысилась, о чем Ольга мне высказала без криков и побоев, а у меня «рог самолюбия» взыграл: начала огрызаться в ответ. Говорю: « Христос неумовенными руками хлеб ел: Он что, тоже непросвещенный?» А она как не слышит!.. Твердит свое – и все. Самое страшное то, что ее планка санитарии беспрестанно повышается из-за какой-то микробофобии; даже если все сделано как надо, она обязательно найдет к чему придраться: то уж слишком быстро руки мою, то между пальцами недостаточно сильно тру мокрой тряпкой (а только мылом), то вода после мойки рук стекает не в ту сторону. Вообще она мало доверяет умывальнику, на «всякий пожарный» потом дополнительно обливает мне руки из своего чайника. Это диагноз.
    Сказала сегодня, чтобы я собирала на помойке хлеб для ее гостьи-собаки. Я утаила от нее то, что этот хлеб ем сама. Иначе бы я точно вылетела сразу кубарем из Абхазии. Я же ем микробов! Край непросвещенности!! Тупая!!!

    Впрочем, проходя сегодня мимо валяющихся на дороге фруктов, поймала себя на том, что не беру их по причине сытости. А помоечный хлеб, получается, жрала только по гордости?..
    11 сентября проспала Литургию, зато в отместку прочитала часы с изобразительными. И наконец-то почувствовала благодать!
    Весь день решила протратить на себя: на уборку в доме. Окна и пол впервые смогла помыть.
    Ольга заметила, что я к ней не иду, и высказала все, что про меня думает. В частности, что меня сюда бес прислал: мало того, что узбека у нее отбила, так еще и микробов порасплодила! Да, а главное – самолюбие!
    Да, говорю, плохая я. Но ни одного моего слова она снова не была способна услышать. В общем, маленько поссорились; я даже стала подумывать, не выгонит ли она меня вообще. Вечером, однако же, я пошла к ней, приготовила еды и примирилась. Сразу стало хорошо.
    На знакомой помоечке сегодня хлеба не оказалось, и я сильно расстроилась. Ругала себя за те разы, когда видела и не брала. Думаю, вот, никакой стабильной халявы я не достойна... На обратном пути с тоской вглядывалась в полупустую помоечку и тут-то совершенно неожиданно приметила белоснежный пакетик. Там было на целый килограмм кусков лаваша. Счастье есть!
    14 сентября выяснилось, что к невниманию в молитве приводит суетливость помыслов и ускорение в чтении. Когда читаешь молитву по книге не вслух, глаза пробегают знакомый текст быстрее, чем если бы этот текст выговаривал язык. Поэтому первое средство – это чтение медленное, с остановками для осмысления, и шепотом. Ночное время дает ощущение «здесь и сейчас», значит, помыслы меньше суетятся; утром же торопишься на работы, а вечером – поскорее заснуть... Замедлению (и вниманию) способствует пение. Возможно, именно потому слово сильнее в песне, что оно медленнее произносится и больше акцентируется.
    Выяснилось также, что практика одновременного чтения Иисусовой молитвы и правила несочетаема с полным сердечным вниманием.
    Отец Константин в книге о молитве описал прием вставки между словами книжной молитвы своих собственных слов. Помысл мне говорит, что это действование несовместимо с нашим иноческим правилом вообще из-за большого объема последнего. Видимо, пустынники приняли направление по свт. Феофану Затворнику, которого читать мне и благословил брат отца Константина.
    Ольга принялась с прилежанием меня смирять. Ругает, что не попрошайничаю на рынке. Говорит, я такая гордячка, что аж противно! По ее словам, она тоже начинала попрошайничать на рынке примерно в моем возрасте, и тоже было по гордости трудно решиться на это, но ей так благословили из-за ее блудного падения...
    17 сентября едва нашла на помойке хлеб, да и то несъедобный: обгрызанные корки в пакете были завязаны со множеством окурков и сигаретным пеплом, который проник в хлебные останки до костей. Все же соблазнилась съесть попавшийся там кусочек булочки, и пепел долго хрустел на зубах. Совесть напомнила мне о святом, который собирал различные пищевые отходы, сушил их, измельчал и катал из них шарики, которыми и питался. Это чисто психологический прием, а отец Виталий Сидоренко справлялся без него...
    Ольга первым курсом моего становления назвала тот момент, когда я поборю свой стыд и начну на рынке клянчить. О столь высокой планке я и не мечтала; это бьет по моему больному месту прямо, т.к. с детства болела я страхом просить.
    Рассказала мне свой сон: видит три куска сыра, принадлежащих игуменье С., два из них хорошие, а третий – грязный. Ольга просит: «дай сыру!». Матушка же забирает оба хороших куска, а Ольге бросает грязный... Услышав этот сон, я обрадовалась: «так это ж я грязная!».
    18 сентября впервые принесла с рынка бесплатных порченных овощей и фруктов, разделила их на рагу и компот, наелась сама и Ольге отнесла. Такая довольная была!.. еще и потому, что удалось за полцены принести брынзу от Ольгиной знакомой. Радостная, рассказываю Ольге. А она как давай ругаться!.. Ух!.. Закончила на том, что я своим приездом ее только стесняю, что лучше бы не приезжала вовсе, что ей необходимо одиночество (чтобы блуд выдавливать палкой между ног), а при мне (разве я виновата?) она только болтает и от болтовни сбивается. И я удалилась.
    21 сентября оказалось (сказал священник), что Ольгу слушаться нельзя.
    22 сентября. Если промок под дождем помоечный хлеб, не унывайте! Поджарьте его на масле и получите отличный деликатес к праздничному столу!
    31 сентября случилось со мной огромное психическое искушение, заключающееся в потере веры. Ходили на Иверскую гору, и батюшка в доказательство истинности РПЦ показал мне «Неиссякаемый колодец»: мол, атеисты всегда пытались опровергнуть его чудо, но не смогли. «А что же там такое капает?» - с отчаянием спрашиваю я. «Дождь сверху просачивается» - смущенно предположил он. Ну вот, думаю, сам проболтался: неужели стоит удивляться тому, что вода в колодце всегда есть? Это обычный резервуар... Никакого чуда нет... А может, и Бога нет? Религия стала казаться не более чем психологической игрушкой...
    колодец Потеря веры тяжело подействовала на мою психику. Пропал всякий смысл жизни, душа захлебнулась от боли и безысходности. Что-то сломалось в голове и болело. Каждая мысль отдавалась новой болью. Тем более что не переставало противоречие; душа искала хотя бы психологического оправдания веры, но и его не находила.
    И я собралась уезжать. Замуж. А Ольге сказала, что меня пригласили в Кожеозерскую пустынь жить. Она кое-как, но смирилась...
    И вот, несмотря на очень позднее время, Ольга подошла к окну и стала меня звать. Я вышла – и она таких вещей мне наговорила, что я подивилась: как это Господь ловит меня уже у самого края пропасти! Откуда Ольга узнала о моем намерении ехать замуж, если мы с ней уже договорились, что еду к отцу Михею? Думала обманом уехать от нее, а она разоблачила! Это мне показалось явным ответом Господа на только что совершенную молитву: «если Ты есть, сделай что-нибудь, чтоб я поверила!..» Говорю «показалось» потому, что уже не понимаю, в какой реальности я живу – реальна ли она? Существую ли я, если Бога нет?
    Исцелилась я тогда через Ольгу. А на следующий день, уже с чувством обретенного Бога, напоследок наслушалась любимой музычки – и пошла продавать сотовый телефон. Все прошло как по маслу: купили тут же, даже часу не простояла. В голове была ясность, ведь Господь доказал Свое существование – и я приняла решение остаться с Ольгой.
    8 октября, т.к. Ольга много дней подряд говорила о том, что сейчас дело номер один – это баня, я думала о том, как ее устроить на месте, никуда не выезжая. Заручившись наперед Ольгиным благословением на это дело, я приступила к постройке: всего-то нужно было через окно вывести трубу от железной печки, соорудить две внутренние стены и сделать слив. Притащила с рынка 10 кг цемента, несколько часов таскала к месту кирпичи, какие где нашла; но, как только я начала заделывать слишком огромный для бани оконный проем, Ольга прибежала и раскричалась, что: 1) нельзя заделывать проем, т.к. для нее главное – это свет и воздух; 2) вообще здесь, оказывается, не место для бани (хотя накануне ведь уже договорились!), т.к. рядом хранятся продукты; 3) да и в принципе, сейчас грех думать про постройку бани, т.к. антихрист уже пришел и Конец Света со дня на день ожидается. Я впала в бешенство, как никогда. Ольгу, как и предсказывалось пустынником, мне захотелось поколотить. Никакие аргументы она даже слушать не была способна. Короче, я домазала разведенную порцию раствора (вышло на три кирпича) и удалилась. Ольга кричала, чтобы я и эти кирпичи убрала, ведь каждая дырочка важна, а я буркнула: «ничего, не задохнешься!» и ушла к себе. Вечером Ольга сама пришла мириться.
    11 октября принесла с рынка целую сумку порченных бесплатных помидор и весь день варила из них томат на зиму. Работа эта затянулась надолго, так что и к Ольге не было возможности прийти. Ольга не выдержала и часа в три дня сама подошла к моему забору, увидела на моем пороге помидоры и раскричалась. Долго кричала, так как приняла помыслы о том, что я ее бросила, а еду собираю себе. Я специально ей ничего не отвечала, чтобы вполне выявить всю ее непрозорливость, пока не закончила процесс протирки горячих томатов через сито. Тогда я принесла ей оставшуюся кучку сырых помидор и разъяснила ситуацию, что, кстати, удалось не сразу, так как во гневе у Ольги пропадает всякая возможность слышать.
    18 октября несколько раз таскали с Ольгой мандарины у соседа. Это грех, поэтому стала молиться, чтобы сосед мандарины поскорее собрал, дабы не было у Ольги искушения снова давать мне сие послушание.
    Снова бывают припадки потери веры. Сейчас стою вот у Ольги, слушаю ее «раны» и режу грибы, а самой так больно, что слезы из глаз литься не перестают. Ольга ничего не замечает абсолютно...
    На днях чуть не рехнулась с ней. Она стала противоречить самой себе. Вроде уже договорились, что я сделаю так и так, а через пять минут она меняет свое решение и орет на меня за то, что я по своей непрозорливости не приметила этого в ней изменения... Ну тогда Ольга мои слезы увидела и стала трактовать их в том плане, что «эти твари» так ее повредили (то бишь, церковники), что даже на мне это стало отражаться. При подобных столкновениях с Ольгой начинает сильно болеть голова. Как тут не сойти с ума?
    Стоит описать и ее концепцию «очищения» от блуда. Говорит, была такая одна тут монахиня, которая советовала ей не думать о блуде, т.е. отгонять блудные помыслы. Ольга попробовала – получилось! Но потом как будто стало хуже, и она вспомнила притчу о возвращении семи злейших духов. Ольга сделала умозаключение: если не мастурбировать (это она называет «выдавливать гадюку»), то нечистота (как она говорит, семя) не выходит из организма, а скапливается в нем и загрязняет. Говорит, какой-то батюшка благословил ей палку ногами держать, коли рук нету... Еще рассказывает удивительный случай, когда один старец благословлял послушникам рукоблудие – только б утром меняли одежду, чтоб в оскверненной в храм не заходить. Мол, накопление семени – естественный процесс при принятии пищи, а ведь мы не можем не кушать – помрем!.. Я спросила, каким же образом выдавливать блуд. Ольга засмеялась и говорит: «Однажды смотрю – младенчик блуд выдавливает в кроватке... Значит, это дается всем от рождения». А еще однажды, говорит, в ее присутствии монахи заговорили о рукоблудии, потом старший спрашивает: «а если рук нет?» - и смотрит, смеясь, на Ольгу.
    Вот и мне советует (благо, что не приказывает) бросить воздержание, а если сама не умею – найти мужчину, но только такого, у которого нет «эрнета» (интернета). «Иначе, - говорит, - твое скопление семени и на меня повлияет».
    На теме блуда у человека съехала крыша конкретно. Сначала я не понимала, почему Ольга, подобно Гитлеру, смотрит на форму черепа. Выяснилось, что, по ее мнению, у круглолицых мужчин половые органы толще. Поэтому мужчины с овальным лицом Ольгу не устраивают...
    Когда ее переполняет любовь к какому-нибудь птенчику или зверюшке, у нее один комплимент: «Ах ты, мой писюнчик!»
    Говорят, крыша на эту тему у Ольги съехала по причине изнасилования. Она не виновата...
    Именно необходимость ежедневной мастурбации не позволяет Ольге причащаться. Говорит, что всю жизнь протратит на «очищение», а перед смертью причастится. При этом как бы забывает о собственном убеждении, что причащаться уже 15 лет как нельзя, ведь в Церкви антихрист... Кажется, сие кредо об антихристе является лишь самооправдательным успокоительным, а не истиной.
    7 ноября. Когда сегодня пошла к Ольге, она издали еще услышала мои шаги и разоралась, что я ее измучила, чтоб я оставила ее в покое. Я покорно удалилась. Но орать она не перестала. Наоборот: подошла поближе, чтобы лучше мне было слышно. Удивленные соседи вышли и смотрели на нее удивленно. Когда случилась небольшая пауза в Ольгином гневном монологе, я спросила: «Что плохого я тебе сделала?», на что она ответила тихо: «Не знаю».
    А это было как раз после того, как я нашла впервые интернет-зал около рынка (недавно открыли, видимо) и просидела в скайпе около часа...
    К вечеру она несколько успокоилась – и я смогла с ней хоть немного поговорить, пытаясь объясниться. Спрашиваю: «Как же по-медицински называется твоя болезнь (блуд)?» Говорит: «Шехоцендрия». А ведь я ж уже специально смотрела это слово в интернете: поисковик лишь вылупил на меня удивленные глаза и сказал, что даже ни одного похожего слова не знает.
    Говорю, покажи мне место в Писании, где сказано, что "если военные зайдут в храм – в церковь ходить нельзя". Говорю, я в Писании такого места не видела. Отвечает: «Мафия часто убирает из Библии такие места».
    Свое психическое повреждение отрицает полностью ("это тебе твари-бесы нашептывают, что я чокнутая!"), но вот само слово «повреждение» у нее чуть ли не любимое. При этом всю вину даже своих ошибок и грехов сваливает на окружающих. Помню ее фразу, однажды в споре о бане сказанную: «Подожди! Мне трудно думать! Палка в голове мешает!». Хотелось бы проверить энцефалограммой ее состояние, но ведь это реально лишь на вязках: электроника ее «пробивает», она не дастся добровольно!..
    Было и мне «откровение» (выражаясь Ольгиным языком) по поводу милосердия. Даже на исповеди раскрылась эта связь: если на животного идет гнев, то и на человека будет; уже два раза один и тот же грех: «раздражалась на Ольгу и на кошку». Замечала в себе кратковременное желание во гневе кошку прибить – а потом, смотрю, и на Ольгу такое желание приключилось. И я пришла к выводу, что гнев реально лечить и в одиночестве, если вместо ближнего учиться милосердию на животных. Вот каждый раз Ольга рассказывает о своем обучении: «Ну вот, сегодня опять целую ночь не спала, бабочек хоронила!». Часто рассуждает о том, что человек пред Богом – букашка, поэтому и мы должны спасать попавших в воду муравьев...
    8 ноября пришла мысль самооправдания: игумения С. говорила, что если я выдержу Ольгу, стану святой; значит, чтобы не считать себя святой – нужно уехать.
    20 ноября подошел ко мне тот самый сосед, который предоставил мне мое бесплатное жилище и провел в него свет, и предложил мне отличную работу: за 500 рублей в день собирать его мандарины. Те самые, которые Ольга благословляла мне воровать...
    Пречистая богородица молилась, чтоб Господь сподобил Ее быть хотя бы служанкой у Той, Которая родит Спасителя, - и Господь решил родиться именно от Нее. Преподобный Паисий Величковский молился, дабы найти себе наставника, - и стал сам наставником для многих. Я молилась, чтобы скорее сосед убрал свои мандарины, - и честь их собирать выпала именно мне.
    Первый день я работала, как в раю. Девять часов без перерыва на обед. Лишь затемно пришла к Ольге и сообщила ей сию радостную весть о том, что нашла-таки работу. Ведь накануне мы как раз обе мечтали найти свой заработок, дабы не надо было «унижаться перед этими тварями» и клянчить у них... Все было тихо и спокойно.
    Во вторник посреди моего рабочего дня Ольга стала кричать из-за забора, чтобы я несла ей каждое второе ведро. Я сочла неразумным ее слушаться и продолжала спокойно свою работу. Ольга разгневалась ни на шутку, орала, что «это все мое!!!». Крики продолжались до вечера, так что мне даже было страшно идти к ней, но я все-таки пошла, сварила ей чего-то и для разъяснения ситуации сказала, что хотя сосед и разрешил брать себе мандаринов сколько хочешь, в рабочее время я не могу ей их таскать. Спрашиваю: «Сколько тебе принести их?». Она призналась, что их у нее уже предостаточно и так, однако, «это дело принципа: как так, Настя – моя слуга – работает на моих врагов?».
    После сего я баловалась в келье жребием, дабы хоть таким образом сохранить исчезающую мою веру. Выпало мне идти замуж, но уезжать я должна не самочинно, а когда Ольга сама выгонит. Ну вот, думаю, вряд ли скоро сие случится...
    Однако, это случилось на следующий же день... Трое суток орала Ольга мне выметаться. Ровно до тех пор напало на нее сие беснование (якоже и рычати в голосе), пока я не купила билет в Россию.
    Лишь когда я сообщила ей о покупке билета, стал отходить от нее бес. Стала Ольга понемногу успокаиваться и принимать благие помыслы. К вечеру она меня уже нахваливала на все лады.
    И если б не знамение со жребием, можно было б, как и всегда, спокойно жить дальше вместе, но – жребий брошен, билет куплен! Это дело веры! Я чувствовала, что если потеряю веру в жребий, потеряю веру и в Бога, у Которого я просила править жребием. А это было бы потерей всего, самоубийством...
    Итак, помирившись с Ольгой и исполняя до последней минуты отъезда все ее просьбы, я вернулась в Россию...


    Ну и чем все закончилось?..

  • "От нижегородского митрополита РПЦ МП, приехавшего в нашу колонию с лекцией о повышении нравственности, администрация выставила живой щит, не смотря на все мое желание посетить занятие и научиться этому повышению" - свидетельствует Мария Алехина, бывшая зк по делу панк-молебна, соавтор независимого СМИ о беспределе системы ФСИН времен Путинской России - www.zona.media. К Вашему вниманию лекция-ответы на вопросы Нади и Маши "Тюремная система". 21 января 2015, в Сахаровском Центре, в Москве. 

     


  •  

    - Акоп Погосович, а Вы бы какое определение клерикализации дали? Некоторые видят в этом какую-то полезную черту будущей культурной регуляции.

    - Насчет пользы клерикализации я очень сильно сомневаюсь. Если смотреть исторически, религия, конечно, совершенно необходимая составляющая была духовной культуры, прошлого духовного социального бытия. Так же, как войны. Без войн человечество жить не могло. Потому что войны отвечали глубинным потребностям общества и личности, и вообще психическим потребностям и функциональным, и т.д. Оборотной стороной войн всегда служили идеологии, религии, религиозные и квазирелигиозные идеологии и т.д. Религия была необходима для того, чтобы упорядочивать насилие. Без идеологии, без религии, без нацеливания насилия на чужих насилие превращалось в хаос. Когда наступал кризис идеологии, то усиливались внутренние конфликты. Я подробно в антропологии показываю, как, уже начиная с первобытных обществ этнографические данные, как, скажем, вожди стравливают между собой молодежь племенную, одного племени с другим. И тем самым обеспечивается  стабильность внутренних структур, стабильность их власти. Без этого человечество жить не могло. Когда мы говорим о вреде религии, мы говорим о современности. Когда радикально изменились задачи культуры, задачи общества, уже не упорядочение насилия, а устранение физического насилия, по крайней мере, в социальной жизни. Религия без реальных и потенциальных войн – это, в общем-то, сапоги всмятку. Так не бывает, таких религий никогда не было, которые бы не говорили «кто придет ко Мне и не возненавидит отца своего и мать, и сестру, и брата, и самой жизни своей – тот не может быть Моим учеником». Религии, которые бы такого не говорили, не было и, скорее всего, быть не может. Потому что суть религии – это солидаризация, объединение неких «своих» за счет противопоставления «чужим». Это всегда основывается на ментальной матрице «они-мы», «наши-не наши», «свои и чужие», «верные и неверные». Так же, как всякая идеология. Собственно, идеология бывает либо религиозной, либо квазирелигиозной, когда вместо каких-то божественных начал пытаются что-нибудь такое квазиреалистическое (типа «род», типа каких-то «вождей» и т.д., которые наделяются сакральными качествами).

    n

    - Если кто-то хочет увидеть благо в тех же сборниках текстов Библии, скажем, «Возлюби врага своего»? Господствующая наша МП, может быть, думает, что сможет удержать этот процесс в своих руках, если везде будут храмы и все будут православно образованными, чтобы возлюбить врагов-мусульман?

    - Юмор-то в том, что любой религиозный текст обладает степенью неопределенности, в этом суть религиозных текстов, вообще – идеологических текстов. Всегда можно найти «возлюби и не убий», «несть эллина, ни иудея» - и тут же «кто  не со Мной, тот против Меня», «не мир я принести пришел, но меч». В ветхом завете вы находите «перекуем орала на мечи» и находите «перекуем мечи на орала».  В этом суть любого религиозного текста – Библии, Корана, Авесты и т.д. Анализируйте: вы всему можете найти основание. Когда блаженный Августин, когда христиане пришли к власти, стал бороться против самоубийств, которые были очень распространены среди ранних христиан, и за священные войны – одной рукой он объявил самойбийства грехом и добивался того, чтобы самоубийц перестали хоронить на общих кладбищах, чтоб самоубийство не считалось доблестью христианина; а другой рукой утраивал концепцию священных войн; то всему этому находил основания в Библии очень хорошо. И для самооскопления в Библии есть прекрасные образцы – есть скопцы, которые сами себя оскопили ради Царствия Небесного (говорит нам Иисус Христос) и т.д. И когда отцы церкви выступали против деторождения, вплоть до 9 века, они для этого находили основания в Библии. Когда стали поощрять деторождение,  опять находили основания в Библии и т.д. Вот это вот месиво с очень высокой степенью неопределенности дает жизнеспособность религиозным текстам. Мы это знаем и на примере (в нашей стране) марксизма и ленинизма и т.д., когда мы могли уже к семидесятым годам в тексах Маркса, Энгельса и Ленина в том числе, в неопубликованных письмах и т.д.  находили основания чему угодно. То есть, можно было уже доказать величие Христа через Маркса и Энгельса, можно было наоборот. «Грабить награбленное» можно было у Ленина найти, а можно было найти о том, что как надо быть гуманистом. То есть, все, что угодно, мы находили в текстах, потому что они были очень противоречивы и очень полифункциональны. Это все, собственно говоря, наших идеологов всему этому очень хорошо научила схоластика, опыт был довольно большой. Жречество накопило очень большой опыт интерпретаций таких текстов.

    n

    - Возле знаменитого теперь Бирюлево, где Вам рядом жить; вот эти последние теракты в Волгограде – мы не видим блаженных миротворцев от православия. Никто не хочет под горячую руку лезть, остановить погромщиков… В Волгограде тоже, наверно, пытаются подвести под это религиозную составляющую. Иначе из каких побуждений смертница (теперь ее, к сожалению, не спросишь) взрывает себя и автобус со студентами, летят бутылки коктейля Молотова в мечети в ответ? Почему позиция власти не слышна?

    - Прежде всего, из истинно верующего человека (я говорю как старый технолог, я политически-психологическими технологиями занимаюсь более сорока лет, в разных странах работал), если это истинно верующий человек, не конъюктурщик, который пиарит себя со свечкой, не философ, который говорит: «вообще, возможно, это есть», а истинно верующий человек; то превратить его в живую бомбу – это технологически элементарная задача.

    n

    - Даже православного?

    - Боже мой! Ну посмотрите историю христианства. Христианские фанатики, по историческому описанию могу привести, христианские девственницы осаждали резиденции римских наместников, умоляя бросить их на съедение голодным львам на арене. Представляете себе? Под улюлюкание, хохот и восторг толпы, что голодные львы. Ведь от них отбивались, не знали, как от них отделаться. «Ну хотя бы повесьте!».  Почему за счет римской казны должны покупать веревки и вешать? Буквально, это ситуации описанные летописцами, свидетелями и т.д. То есть, погибнуть, стремясь в Царствие Христово (или, еще более интересно скажем, мусульманский рай) – это доблесть, это большая удача. Но вот я вам скажу такую вещь: несколько лет назад мы исследовали – девушка-чеченка, двадцатилетняя девочка с красивыми ножками (почему я знаю, что красивые ножки – потому что свидетели потом рассказывали, парни на стадионе хотели даже «приклеиться»), девчонка себя взорвала. К счастью, кроме нее там никто не погиб, и поэтому такого широкого резонанса это не получило. Что там получается? У девочки был жених любимый, она его обожала, он был боевик. Значит, он погиб. Ей объяснили, что сейчас он в раю, его обслуживают гурии, другие дамы. А она здесь. Вот для того, чтобы попасть в число этих гурий, прийти к  своему любимому жениху, ей надо совершить такой подвиг – уничтожить несколько неверных. Люди совершенно серьезно, с полным вожделением рвутся в рай. Они буквально понимают рай. Это проэкспериментировано, промоделировано даже на животных в лаборатории Павлова, который был, как известно, человеком достаточно религиозным, Иван Петрович. Была такая сотрудница по фамилии Митрофанова, она с собачками делала такие эксперименты, когда вместо колокольчика – удар током давала. Сначала легкий. Голодная собака; удар током – потом еда. Собачка виляет хвостом и кайфует, слюна у нее выделяется. Силу тока увеличивали. Увеличили вплоть до ожоговой степени. Собачки все равно виляли хвостом, кайфовали и т.д. С волком, возможно, было бы труднее такого добиться, но собака – уже настолько очеловеченное существо, что у нее и эмоциональный строй очень похож. Значит, когда приехал в 1910м году, этот эксперимент показали Шеллингтону, знаменитому английскому физиологу (он был в гостях у Павлова), он пришел в восторг и воскликнул: «Наконец-то стало понятно поведение христианских мучеников!». Предвкушение может изменить валентность эмоций. Самые тяжелые эмоции, если они воспринимаются в определенном контексте, они приносят кайф, приносят наслаждение. Один из психологических механизмов религии состоит в том, что боль, страдания все, если я начинаю любить источник боли (у Анны Фрейд называется «идентификация с агрессором»), я начинаю от боли испытывать кайф. Это так же, как в концлагерях заключенные влюблялись в эсэсовцев. Влюбится в эсэсовца, начинает сочувствовать, его обожать, Эдипов Комплекс реанимируется.

    n

    - Заключенные или заключенницы?

    - Заключенные мужчины! Это описано очень подробно в книге Бруно Беттельгейма «TheInformedHeart» («информированное, сильно просвещенное сердце»). Есть такой «стокгольмский синдром» в политологии, что заложники, если начинают любить и сочувствовать террористам, у них меняется валентность эмоций, знак эмоций – и совершенно весь другой эмоциональный строй. Представьте себе человека средневековья, у которого жизнь пронизана болью, смертью; представьте себе, еще 200 лет назад в Европе, в европейском городе, до пяти лет доживал один из трех родившихся детей, до двадцати лет доживал один из пяти-шести родившихся детей, до сорока лет доживал где-то один из 20-25 родившихся, до шестидесяти доживал один из ста. Средняя продолжительность жизни – 20 лет – это была достаточно высокая, 23 года во Франции достигли перед революцией - это была зашкаливающая средняя продолжительность жизни. Представьте себе такую вещь: все пронизано смертью, боль постоянная. У вас зуб болит – идете к кузнецу, который кузнечными клещами (в лучшем случае, если вы очень просвещенный – к парикмахеру); один такую экзекуцию выдерживает, другой- умирает. Если у женщины плод неправильно расположен, то ее, читаем «Записки врача» Булгакова, подвешивают  ногами вверх; естественно, одна выживает, другая погибает. Погибали 50% рожениц. Представляете себе? Церковь благословляла брак с 12 лет. Как только начинаются месячные, девочка беременеет. И вот эти малолетки давали катастрофические показатели родовой смертности. Где не было христианства - там еще хуже, там еще раньше начинался. Где-то вообще не было нижнего предела. Женились на четырехлетней девочке в Индии. И так далее. Начинают действовать защитные механизмы. Человек, чтобы легче переносить все эти боли и страдания, ему надо два варианта, которые сочетала очень хорошо вера: ощущение вины, что меня за что-то, что это не просто так боль, а это за что-то, за какую-то вину; а в христианстве я уже виновен потому, что родился от греха и потому, что моя прапрабабушка яблочко съела и т.д.; а за что зайчиков мучают – непонятно! Ситуация такая: когда столько боли, столько страхов постоянно, столько мучений, столько смерти, люди находили, начинали работать психологические механизмы защитные.

    n

    - Получается, сейчас это правящую элиты устраивает?.. «Кто виноват?» и «Что делать?» в плане вектора развития, который выбирает Россия?

    - В современном мире, как я пытаюсь показать, религиозный ренессанс – это самая большая угроза существованию цивилизации на этой планете. Потому что то, что раньше было хорошо (есть такие законы, теории, системы, отсроченная дисфункция), то, что раньше было нужно на прежнем этапе развития системы, сейчас становится контрпродуктивным, дисфункциональным. Религиозный ренессанс несколько преувеличивается. Я знаю, что вот мы в журнале «Историческая психология и социология истории» публиковали данные исследования ООН, ЮНЕСКО и т.д. В общем-то, по миру в целом, уровень религиозности не возрастает, а снижается. Просто растет агрессивность, особенно некоторых религиозных направлений. Это становится очень шумным и значимо. Но в целом, сейчас уже удалось преодолеть опасности, по крайней мере, атомной войны и многих других вещей; но сейчас появляются совершенно новые угрозы неосознанные (есть различие в психологии в понятиях угрозы и опасности; то есть, опасность – это величина, определяемая отношением угрозы к готовности субъекта ей противостоять; если я хорошо знаю угрозу и знаю, как ей противостоять, то опасность снижается к минимуму, и наоборот), в том числе технологические, потому что оружие становится все более дешевым, доступным – новейшие виды оружия. Размываются границы между войной и миром, как было в древнем каменном веке (мы возвращаемся в новом витке спирали), между боевыми технологиями, производственными и бытовыми, и т.д. Сейчас, на этом фоне, усиление религиозных настроений представляет собой огромную опасность, смертельную опасность для человечества в 21м веке. Что касается России, то Россия рискует стать одной из первых жертв (если первой будем считать Югославию). На нынешнем этапе в поликонфессиональной стране мы совершенно забыли об атеистическом воспитании. Россия рискует стать одним из первых государств, которое рухнет. Обвал России обязательно поведет за собой цепную реакцию и на запад. Здесь дело не в том, чтобы русские, россияне и т.д. падем первые, а другим от этого лучше не будет. Везде сепаратистские настроения – на западе, на востоке, на юге и т.д., то есть, можно даже просмотреть сейчас ориетировочно траекторию обвала. Начнется глобальные геополитический беспредел бесконтрольный, контролировать будет очень трудно. И чем он кончится – совершенно непонятно. Он может кончиться тем, что просто цивилизация и эволюция на земле прекратится. Я повторяю, что Россия просто очень сильно рискует. К сожалению, я считаю, что ВВ Путин – я ему очень благодарен тем, что в начале двухтысячных, когда Россия уже была на грани, на состоянии ползучего развала, я уже почти не верил, в то, что удастся сделать так, чтобы Россия не последовала за Советским Союзом; вот удалось это дело блокировать. Россия, слава Богу, РФ существует, но – вот эта приверженность к религии, православию, которое сначала работало как пиар совершенно четко (это была технология приобщения), а потом  наступает, что называется, религиозный невроз. К сожалению, у некоторых наших руководителей сейчас религиозный невроз, который проявляется в разных ситуациях. В том числе, в этих безобразиях, которые творились сейчас с попыткой уничтожить  Академию Наук российскую. Явно влияние религиозное. То, что называется «не ведают, что творят».

    n

    - Невзоров говорит, что «сами вы, академики виноваты, что пустили священнослужителей в трибуны, освящение лабораторий». Можно даже сказать – оскорбление памяти тех ученых, которых замучила инквизиция.

    - Я не слышал, что говорил Невзоров, но это да: ученые тоже принялись заигрывать. Попы защищают кандидатские, докторские диссертации с аргументацией на уровне «кто говорит «Я не верю в Бога» - тот свою религию проводит». Понимаете, аргументы трехсотлетней давности, на которых просто смешно строить докторскую диссертацию, особенно в некоторых городах, в некоторых провинциях в России этому более-менее противостояли. Если Невзоров так говорит, то я совершенно с ним согласен. Сегодня дело вот в чем. Когда-то Эйнштейн говорил: «Знаете, вот наука без религии хрома и слепа» и т.д. Он был прав для своего времени. Просто классическая наука, она, как установка, как доминанта, состояла в том, чтобы избавить картину мира от научного субъекта, от цели, от смысла и т.д. Это не научно, это философия, это религия и т.д. Сегодня междисциплинарная наука современная поднялась на такой уровень, когда проблема смысла в жизни, проблемы, скажем, стратегических перспектив и т.д., стратегических целей становятся увлекательным предметом. Просто это сегодня мало кто понимает. В этой книге подробно это показывается. Если вы посмотрите  современную астрофизику, в том числе западных, просто сплошь и рядом считается, что существование сознания – это космологический фундаментальный факт. Без всяких религий. Раньше об этом пытались писать русские космисты, пытались российские астрофизики застенчиво писать, что, может быть, человечество изменит штурвал революции вселенной, все пойдет иначе, чем в чисто натуралистических сценариях. Западные астрофизики еще в восьмидесятых годах все в один голос писали, что, в принципе, тайна человечества – это местечковый фарс. Я цитирую одного лауреата Нобелевской премии, есть вот книга «Первые три минуты», Стивен Вайнбер писал, что только понимание неизбежности конца придает фарсу человеческого существования смысл или оттенок высокой трагедии. Вот сейчас уже самые крутые кондовые астрофизики пишут совершенно другое. Начиная с конца девяностых годов, до установки 21 века – совершенно другие, потому что набралось, накопилось очень много фактов, теорий, соображений вполне эмпирических, это не философы пишут, не психологи пишут, это пишут сами естествоиспытатели, что существование сознания – это не артифакт, не побочный эффект какой-то динамики материальных структур, а это событие, которое изменяет, в принципе, качество вселенной, качество метагалактики и ее перспективу. Вот я очень подробно собрал все материалы, вот книга, которая здесь – «Нелинейное будущее», где я все это пытаюсь показать. Сегодня не нужна, в принципе, религия не нужна для выстраивания стратегических смыслов. Соответственно, и те угрозы, которые несет собой религия, в принципе, могут быть демпфированы. Не знаю, куда земная цивилизация дальше пойдет. Сейчас расчеты демонстрируют, что где-то в середине 21 века должна произойти какая-то мощная полифуркация. Вот, видите, здесь три аттрактора, три варианта (я сейчас не хочу на книге акцентировать сильно, другой будет у нас блок по этому поводу), но ситуация такая: это либо конец эволюции на земле (достигается предел сложности и – обвал), либо какая-то временная стабилизация (с тем, что потом опять заработали механизмы естественнонаучные, законы термодинамики – и все это разрушится), либо это прорыв в совершенно новую реальность. То есть, сознание становится действительно космологическим фактором, и вопрос в том, как и куда это реально может пойти, во многом зависит от того, удастся ли разуму стать планетарным и стать космическим, то есть, избавиться от групповой идентичности, от этих тотемных самоидентификаций (православный, мусульманин, такой-то, такой-то… Русский, китаец, француз, еще кто-то и т.д.) и по-настоящему становиться личностями. Есть теория систем, такой закон, который, кстати говоря, был открыт в России, называется «закон иерархических компенсаций» (называем «законом Селова», одним из первых Юрий Александрович об этом заговорил и провел расчеты). Для того, чтобы совокупное разнообразие системы росло на верхнем уровне иерархической структуры, на нижних уровнях оно должно ограничиваться. Разнообразие макрогрупповых культур, то есть, религиозных, конфессиональных, профессиональных, сословных и т.д., которым обеспечивается совокупный рост разнообразия за счет разнообразия микрогрупповых культур и индивидуальностей. Для того, чтобы выжить, разум должен стать планетарным и космическим. Только такой разум способен космическим фактором. Это то, что сегодня можно показать подробно.

    n

    - Есть такой замечательный демотиватор (карикатура или анекдот): «Скажи, мама, почему в фильме «Звездный путь» нет мусульман, католиков, христиан?». А мама отвечает: «Потому что это будущее, сынок». Но назовем верующих людей образованными в плане того, что они окончили 11 классов (пусть даже не современной школы, ну пусть хоть лет 15-20 назад) с довольно-таки хорошими оценками; они владеют теперь цифровыми гаджетами, прекрасно пользуются достижениями науки и техники. Но каким образом происходит этот механизм внедрения в сознание начала пользования эффектами плацебо, когда человек в каких-то актах церковных Таинств получает, как он называет, благодать Божию или ему становится лучше? Он заводит себе то, что психиатрия называет «тульпой» - «карманную шизофрению», то есть, воображаемых друзей в виде ангелов-хранителей, святых покровителей. Что Вы можете сказать об этом феномене? Не смотря на научную картину мира, достижений прогресса, науки и техники, все равно для многих религиозный образ жизни и сознания по-прежнему становится привлекательным.   

    - Значит, здесь просматривается целая серия мотивационных комплексов. Прежде всего, надо сказать, что мы с вами выросли (по крайней мере, мое поколение) в религиозной стране. В квазирелигиозной. Коммунизм полностью строился изначально, как всякая новая религия, на смене и вытеснении прежней, подстраивании под прежнюю (Троицы, триады…)

    n

    - Мы какие-то ошибки допустили? Бракосочетание вместо венчания, вручение колец; поклонение мощам Ленина и т.д.

    - Если Сталин, при всей его гениальности (это пиар-гений; большевики – это группа гениальных пиарщиков, это вам как специалист говорю, это потрясающе, как они умели все это настраивать пиар-сопровождение; Сталин был одной из этих вершин большевистского гения, один из корифеев, но и гении совершают ошибки) совершил одну идеологическую ошибку: он в последние годы своей жизни не вынул из этой схемы Энгельса. Получилось, Маркс-Энгельс-Ленин-Сталин. То есть, четвертый элемент становился избыточным, он не ложился в триаду. (31:34)(31:40) Это где-то уже в пятидесятые годы, когда можно было безболезненно убрать из триады Энгельса и сделать Маркса-Ленина-Сталина. И вот тогда уже никакой Хрущев и никакой Берия, который первый начал говорить о культе личности Сталина, за что его судили в 1953 году (обвинения, что придумал вздорную идею о культе личности Сталина – Хрущев в этом обвинял). Через три года был 20й съезд КПСС, но это все известные религиозные приемы. Так вот, полностью при жизни Ленина были изданы миллионы, десятки миллионов его портретов с расчетом поместить их в красных уголках вместо Богородицы. Что такое Храм Христа Спасителя? Вы же знаете его историю. Это был женский монастырь, который разрушили, чтобы поставить это совершенно безвкусное сооружение, которое оценивалось как безвкусное всеми грамотными современниками.  Потом его должны были разрушить и строить Дом Советов. Вы знаете, мне отец рассказывал, что на фронте вокруг этого Дома Советов (ХХС) немецкая пропаганда, нацистская, просто постоянно била. Я вообще в первый раз про это узнал студентом, отец говорил: «Вот здесь раньше был храм». И он мне вот рассказал, как их вообще доставали (наверно, это не всем может быть известно), настоящая Православная Церковь (почему Сталину пришлось это делать) – РПЦЗ – в январе 1942 года устами предстоятеля Анастасия благословила Гитлера на войну против сатанинской власти. Это настоящая церковь. Советская церковь, я не понаслышке знаю, что она была полна попами с партбилетами, со звездочками. Я в 1975м году лично в обкоме партии (не буду называть, в каком) вместе с заведующим отдела обкома вызывали настоятеля местной церкви и давали ему четкие инструкции о том, как надо принимать там гостей (из Москвы должны были привезти коммунистов зарубежных). И вот: «Все будет сделано!. Все, они захотели посмотреть, как православие, как церковь… Все, все!». И он прямо записывал все инструкции и все выполнял как надо. Я не сомневался совершенно, что у него в кармане есть партбилет. И не очень бы удивился, узнав, что у него есть и звездочка. Так вот, настоящая Православная Церковь благословила Гитлера, призвала всех православных людей воевать на стороне Гитлера. И сотни тысяч православных людей воевали под влиянием церкви православной. И на фронте (мой отец в авиации служил, поэтому там постоянно многое слышал по радио) главные фашистские тезисы, аргументы и аппеляции в адрес советских солдат – это аппеляции были православные. И даже отцу пришлось вызвать замполита: «Что это такое – ХХС?». Он ж с Кавказа был, понимаете, он не знает, что такое... «Что это такое? Что они все время говорят – храм? Дак надо ж людям объяснить, слушай, надо какую-то контрпропаганду устроить, сделайте что-нибудь, а то…». Я, например, оттуда косвенно узнал про храм Христа Спасителя. И когда стали восстанавливать, мы говорили: «Ребята, понимаете, если вы сейчас восстанавливаете ХХС здесь, и вообще строите церкви, то, особенно в столице России, совершенно законны требования татар, чеченцев – они ж тоже россияне! Это ж столица всей России! Значит, давайте строить и мечети». И стоит выпустить джина из бутылки. И дальше начнется уже!  Муххамед говорит о том, как встретить тех, которые не уверовали: удар мечом по шее. (35:56)(36:03) Сейчас можно сидеть, цитировать Библию. Некоторые говорят: «Нет, не мог Христос такое говорить!». Я недавно, в прошлом году, в Киеве на другую тему просили прочесть лекцию. И вот я цитирую Евангелие, киевляночка встала: «Не мог Христос такое говорить!». Слушайте, если я цитирую, отвечаю за то. Слава Богу, сейчас есть айпеды. Говорю: «Давайте, если я неправильно цитирую, все деньги украинские, которые у меня есть, ваши. Если правильно, вы меня сейчас целуете при всех». Красивая, молодая. Так и не поцеловала, мерзавка. Она была настолько потрясена, что Христос призвал к ненависти (возненавидеть отца своего, мать и т.д., брата и сестру); она говорит: «Нет, Он не говорил возненавидеть, Он говорил не оставить». В общем, вот такие вот вещи. Я это к тому говорю, что стоит запустить; собственно, уже запустили: в школах не преподают астрономию, дети не знаю, кто вокруг кого крутится, а пытаются закон Божий. В христианских школах, в русских школах так и не удалось, насколько я понимаю, а в мусульманских пошли уже – не выковырять уже оттуда этих мулл! Понимаете, ситуация какая? Для того, чтобы серьезно работать, вот все время ко мне обращаются насчет терроризма, я, в каком-то смысле, много дел имел с террористами в жизни, с теми, кого сейчас называют террористами, раньше называли партизанами, революционерами и т.д. Скажу, чтобы не темнить,  я 20 лет работал в международном отделе ЦК КПСС. Было там такое закрытое учреждение, называлось «Институт Общественных Наук». Не путать с Академией Общественных Наук, которая открыта была. Я работал просто с партизанами.  В камерах и так далее – это мне уже потом пришлось встречаться. А здесь я работал с партизанами, мы обучались – как там, что делать с подпольщиками, мы обучали сопротивлению пыткам, работе со стихийным массовым поведением; вообще – политической психологии, технологиям. Тренировали умение публичного выступления, публичной полемики – в общем, массу таких вещей мы делали. Это, так сказать, элемент биографии,  когда-то я, конечно, об этом не говорил, сейчас у меня  уже три издания книга на эту тему выдержала, называется «Психология стихийного массового поведения»: как работать со слухами, как работать с толпой агрессивной, панической, стяжательной и т.д., как превращать из одного вида в другой. Это одно из направлений моей работы. Поэтому я вам хочу сказать, что ко мне часто обращаются с просьбой: «А вот как, что делать с терроризмом? Я член антитеррористического комитета, в Госдуме есть такой, я посещаю, мы обсуждаем…». Ну я говорю: «Понимаете, вот все, что мы говорим и делаем, давайте побольше введем этих самых пеленгаторов, чтобы нигде ни в автобус уже нельзя было войти, ни еще куда». Уже не дай Бог, ребята, во что мы превращаемся! Мало того, что в поезд скоро нельзя будет войти, уже в самолет – вообще кошмар, я уже избегаю летать самолетами, чтобы каждый раз меня не просвечивали. Так вот реально, по большому счету, надо развивать систему серьезного атеистического воспитания. Потому что пока есть религия, войны, терроризм и т.д. потенциально всегда будут. В Советском Союзе это не очень умело делалось, не очень хорошо, особенно в последние десятилетия, все было поставлено на идеологической основе. «Вот, боженьки нет, а есть дедушка Ленин!».

    n

    - То есть, все равно было противопоставление? Поэтому атеизм и воспринимается религиозными деятелями как некая религия. Они же так и говорят: «Атеизм – это религия». А ведь это никакая не религия на самом деле.

    - Понимаете, он может стать…

    - Но ведь это иной уровень сознания.

    - Понимаете, в чем дело? Идеологическими маркерами может стать любой сакральный символ: атеизм, демократия, народность – все, что угодно. Вокруг атеизма можно построить религиозную доктрину. Вот у нас есть дедушка Ленин-Маркс-Энгельс, а мог быть Ленин-Маркс-Сталин и еще кто-то. То есть, мы не называем это религией или еще как-то, но реально все это квазирелигиозное. Все выстроено по механизму религиозного мировоззрения. Как христиане приходили к власти в России, в Армении, в Греции, в Италии? Они рушили храмы, на их месте воздвигали новые. Они вместо одних праздненств ставили другие на эти же приблизительно даты, они убивали философов (тогдашних жрецов), называли все это язычеством, ну и т.д. Огнем и мечом, в общем-то, христианство, как и ислам, устанавливалось почти везде, где оно было установлено (в Европе, по крайней мере). Посмотрите исторические материалы. Это не просто так пришли, крест поставили – и все сдались.  То есть, люди, приверженные к определенной религии, к определенной традиции. Большевики действовали совершенно теми же механизмами. Этимология слова «атеизм», если вы посмотрите исторические книги, так называли греки ранних христиан: αθεοι(«безбожник»). А почему «безбожник»? Потому что они отрицали весь этот греческий пантеон. Они каких-то других идолов ставили, которых греки, естественно, воспринимали как идолВсе это добивалось очень жестокими методами, то есть, насаждались религиозные новые идеи очень жестокими методами. То же самое произошло, собственно говоря, то же самое делали большевики, но – понимаете, в чем дело? – эпоха другая! То, что когда-то было нормальным и приемлемым, в двадцатом веке, когда моральные нормы очень сильно усовершенствовались, это все оказалось во многом деструктивно, все это помнится, и все это кажется, что самые звери – это большевики. Мы сейчас сравниваем, изучаем двадцатый век, особенности двадцатого века по сравнению с девятнадцатым. «Концлагеря и т.д, двадцатый – самый кровопролитный век» - это все неправда. Если мы начинаем считать серьезно и отвергаем евроцентрическую картину, то все это не так. В двадцатом веке, даже если брать только войны и выйти за пределы Европы, то погибло, даже по абсолютным показателям, не меньше людей, чем в девятнадцатом; а по коэффициентам – в разы больше. Просто в девятнадцатом веке геноцид не был ни подсуден, ни постыден. Вот о чем я говорю. То есть, элементарно, Энгельс писал, что (цитирую; берете шестой том Энгельса и он говорит): «…в будущей мировой войне с лица земли будут стерты не только реакционные классы и династии, но и реакционные народы». Это тоже будет прогрессом. Кто этот реакционный народ, как вы думаете? Славяне! Славянские варвары! Это не в дневнике интимном пишет, а двадцатидевятилетний оболтус пишет в солидной газете, это все публикуются, за это платится гонорар, наверно, это переводится на русский язык, «Собрание сочинений». Про славянских варваров – надо просто стереть с лица земли – это настолько обычное суждение! Почитайте Достоевского, что надо с евреями и поляками делать – объединиться с немцами и…

    n

    - Фактически, получается, нашим сегодняшним российским руководителям, которые взяли на вооружение идеология православия как некую государственную идеологию; для того, чтобы Россия выживала – им надо отказаться от этой идеологии? И от мусульманской – от любой другой религиозной. И заниматься исключительно управлением и обучаться теории систем. Они просто невежественные люди, получается?

    - Я не думаю, что они невежественные люди. Они просто вот в этом плане недооценивают реальных угроз. Когда угроза недооценивается – растет опасность.

    - Но светское общество в каком виде возможно?

    - Руководители здесь просто в недоумии в данном случае. А в последнее время я просто думаю, что это начинается религиозный невроз. У меня такое впечатление. Сначала это был как пиар, сначала в поисках - нужна какая-то идеология, давайте религию. И надо же было придумать в России такое, что религию превращают в идеологию!

    n

     

    - А можно ли вообще говорить о религиозности как о факторе естественного отбора? Равно как и о нетрезвости. Наркомания и алкоголизм забирают людей, фильтруя: человек не оставляет после себя потомства вообще – или полноценного. В то же время, в православной религиозности мы видим максимум монашества, когда человек тоже замечательным образом после себя не оставляет никого с биологической точки зрения.   

    - Мусульманская религия, наоборот, предлагает еще иметь много жен, чтобы оставить много потомства. Нет, я не думаю. Я думаю, что просто функции религии на разных исторических фазах различна. Подавляющее большинство людей, живший тысячу лет назад, никакого потомства генетического прямого сейчас не имеет (русичи и т.д.). Большинство людей просто не доживало до детородного периода. Из тех, которые доживали, большинство (я повторяю) гибли при родах. Рожали много, но  - постоянные эпидемии, постоянный регулярный голод и все прочее. То есть, большинство погибало, просто погибало, вымирало. Фактически, понимаете, это довольно интересный момент: реально потомков сейчас имеют мизерное число людей. Если, скажем, берем людей, живших тысячу лет назад, две тысячи лет назад. У каждого из нас два родителя, четыре прародителя и т.д., это идет геометрическая прогрессия, то есть, дикое количество индивидов тысячу, две тысячи лет назад (возведите в степень 30, если тысяча, 60), а людей было реально все меньше. И потомков, которые  до нас дожили, все меньше. Сколько раз все мы пересеклись в наших предках? Будем мы одной нацией, разных наций – сколько должно было быть пересечений, чтоб каждый из нас имел два в шестидесятой степени предков две тысячи лет назад? Такие моменты. Я имею в виду три поколения – век считается; тысяча лет – 30; десять веков – 30; 20 веков - 60. Вот два возведите в степень 60 и посмотрите, сколько у вас лично предков две тысячи лет назад было. И сколько людей тогда вообще жило на земле. Ведь и у меня столько же предков, и у Ивана столько же предков, и у любого третьего. То есть, сколько раз это все переплеталось и пересекалось между собой? Ваш вопрос о том, что надо делать? Я думаю, что сегодня и ученые, и власти должны заботиться о том, чтобы выстраивать систему атеистического воспитания, чтобы людям доносить новейшую (через систему Интернета и т.д., но это надо разрабатывать) научную картину мира, показывать, что для смысла жизни необязательна религия, не обязательна война. Смысл жизни легче всего ищется в войну.

    n

    - Но среди православного сообщества, насколько я его обозреваю, готовых казаков (или четвертого ноября происходят «Русские марши») процент небольшой. В основном, люди-то живут именно ощущениями облегчения (словами Маркса – «опиумом»). Руководство, подчинение себя авторитету духовника, участие в Таинствах, моментах инициации… 

    - Есть такой очень глубинный феномен человеческой психологии, который называется «нормативный садомазохизм». То есть, есть клинический мазохизм, а есть нормативный. Нормативный – это людям нравится страдать. Люди любят рабство. Человеку хочется быть ребенком, человеку хочется быть рабом, снимать с себя груз ответственности периодически. Взрослым и ответственным человеком быть тяжело, жить в социальных ролях тяжело. Почему существует идея толпы, вот где-нибудь пойти оторваться, когда можно разгрузиться и все, быть как все и вообще потерять свою индивидуальность в толпе. Стадионы, рок-концерты – ну масса таких вещей! А иногда это принимает крайние и очень опасные формы. Хочется освободиться от груза ролей. Что здесь происходит? Здесь актуализуются нижние слои... Понимаете? Человеку нужно страдать. Это все четко объясняется, здесь это все прописано, четко объясняется, скажем, даже на уровне психологии. Есть такие нейроны, раздражение которых создает страх, ощущение переживания страха, злости и т.д., то, что раньше называли отрицательными эмоциями. Если нейрон долго не возбуждать (в лимбической структуре все зафиксировано и у животного, и у человека), у него снижается порой возбудимость, то есть, человек начинает искать поводов для страха и опасности, для страданий разных. Религия дает хорошее, освобождающее чувство рабства. Вот я раб, я молюсь, я прошу у кого-то, я сдался. Вот, у меня что-то болит, я пошел, сдался: «Ну за что? Ну, Господи, ну прости меня!» и т.д. И это дает облегчение. Особенно, пока мы еще все под Богом ходим, как говорится, потому что я не знаю, что у меня завтра заболит и т.д. Медицины, конечно, великие имеет достижения, но сейчас еще, понимаете, противоречие современного человека состоит в том, что, с одной стороны, уже все эти примитивные приемы не очень хорошо действуют, а продвинутые приемы самоконтроля, контроля органических оснований организма и т.д. еще не развиты. В России это более выраженное противоречие, в Японии – меньше. Недавно приезжали ко мне делиться опытом из Японии. Профессор начинает беседу с руководством Института нашего, Института Востоковедения, начинает разговор: «Мне 80 лет. Планирую дожить до ста». Начало знакомства! На коляске его привозят и т.д. То есть, у них настолько диспансеризация поставлена, что он знает все свои, что вот это у него хорошо, это хорошо – до ста лет можно. Я ему ответил: «Мне 65, до ста жить не планирую, потому что живу не в Японии, а в России это не принято». С одной стороны, полный контроль, чтобы я сам был уже хозяином своей судьбы и знал, мог бы планировать, анализировать и т.д. - такого еще нет в настоящем современном обществе; а отмазки старые – они уже для современного образованного человека работают плохо. Вот здесь приходится вот эти вот раздвоения, вот эту шизофрению (как вы сказали, карманная шизофрения), когда здесь я себя таким чувствую, там я себя таким чувствую, но она неизбежно с высокой вероятностью становится реальной.  Люди боятся свободы.

    n

    - На какое чудо можно надеяться, после чего совершится осознание обществом полноценного атеистического образования? Как Невзоров говорит, такой «рвотный рефлекс» на все это православие, мусульманство сверху, как революция? На что можно надеяться практически?

    - Сейчас две противоположные тенденции. С одной стороны, глобализация идет, компьтеризация, меняется тип мышления, линейное мышление уступает место мозаичному, объемному. С другой стороны, идет ренессанс фундаментализма. Национального, конфессионального, классового (как я недавно убедился, есть еще и классовые бойцы даже в России) и т.д. Сейчас не будем об этом. Понимаете, что кажется доминирующим, от этого много зависит. В качестве аналогии, на что я надеюсь, я вам скажу такую вещь: вы моложе, вы не помните, а я хорошо помню (собственно, это можно по книгам посмотреть и т.д.), что еще 50 лет тому назад многим казалось, многие были убеждены, что коммунизм уже все захватывает, что за ним будущее. Была мощная такая пассионарная идеология тогда еще начинала задыхаться, и на издохе некоторые моменты, но этого еще мало кто замечал тогда. Был такой сенатор Барри  Голдуотер (даже в одно время кандидат в президенты), который говорил такую фразу: «Мы скорее погубим человечество, чем отдадим его коммунистам». Враги коммунизма тоже были, от этого никуда не денешься. Коммунизм везде наступает, там, Африка, Америка Южная, туда-сюда. Сама Америка в конце двадцатых годов едва сумела убежать от коммунизма, потому что была на грани пролетарской революции, спасло то, что в России это все уже существовало и был такой жупел и т.д. Казалось, все! Так или иначе, коммунизм уже. Прошло двадцать лет (ну, тридцать лет), это уже больше походило на сдувшуюся камеру. Никакого чуда не происходило. Просто вот эта пассионарная идеология в современном мире, в современном информационном пространстве издыхалась. Она испускала дух. То же самое произойдет с исламом, с исламским  ренессансом, с православным ренессансом и т.д. То есть, в насыщенном информационными процессами мире такие пассионарные идеологии просто сами издыхают, выдыхаются.

    n

    - Можно ли сказать, что человек, обладающий сознанием – это инструмент познания мира, а все эти идеологии – просто ступени? И стоит ли обратить внимание на воспитание и образование как на совершенствование, как Вы говорили, личности, инструмента? Человек, обладающий правильным набором характеристик в понимании внешнего мира и себя самого, самоконтроля, самосовершенствования – будущее за ним? Как инструмент сознания, включенный в процессы и информационные, и могущие каким-то образом прогнозировать будущее. А все эти идеологемы (религии, коммунизмы, марксизмы) – это уже ушедшие в прошлое ступеньки, которые…

    -…стали контрпродуктивными. Когда-то бывшие очень важными. Я использую понятие антиэнтропийных механизмов. Я скажу еще одну вещь, которая, может быть, что-то прояснит. В социологии известен такой т.н. закон Verkko (это финская фамилия, тридцатые годы прошлого века, такой криминолог, показал удивительную вещь, которую мало кто ожидал; она многократно проверялась и обсуждалась в исторической социологии), суть в том, что больше всего люди в любых, во всех культурах, во всех эпохах убивали друг друга не в войнах, а в семье. Наиболее стабильным источником насильственной смертности оставалась семья. Принято считать: война, вышли во чисто поле, там богатыри, и там оттуда и оттуда Пересвет с этим самым – и давай друг друга мочить. Реальность не так романтична, что не богатыри богатырей убивали по большей части, а взрослые убивали детей, мужья – жен, тех, кто ближе под рукой, жены – мужей, молодые – старых и т.д.  Для того, чтобы это как-то минимизировать, для этого нужны были такие вот более развитые антиэнтропийные механизмы,  нужна была война. Нужно было ориентировать на чужих. Это древнейший механизм, который, я повторяю, хорошо известен еще вождям палеолита.

    n

    - Говорят, чтобы подружить Америку с СССР, нужно было нашествие марсиан.

    - В англоязычных перлах эту хохму придумал Герберт Уэллс. Он говорил не об американцах и русских, а о французах и англичанах. Что вот появляются марсиане (вы помните, это «Война миров») – и тут англичане с французами начинают дружить. Но потом дважды вскоре роль марсиан сыграли немцы, немецкие империалисты, когда французы с англичанами вполне подружились. То есть, нужен враг. Это называется «против кого дружить». То есть, до сих пор Адольф Гитлер совершенно правильно, извините за выражение, говорил так, что «политические коалиции, не имеющие целью войну, бессмысленны». То есть, он, как юродивый, говорил то, что все знали, но вслух не принято было, а он говорил это прямо. Конечно, до середины двадцатого века все коалиции были направлены против третьих сил. Я вспоминаю, когда в 1901м году комиссары английского короля, когда приезжает кайзер, говорят: «Давайте заключим союз» - «Против кого?» - «Давайте против России» - «Не-е-е, я (кайзер говорит) Николая Второго люблю, это мой кузен, я не буду с ним воевать». Союз не состоялся. Уже несколько десятилетий в Европе не было войн. Наступала скука. Писали экономисты книги, что войны уже невозможны, потому что переплетены пути экономики. А в десятые годы уже миллионы и десятки миллионов людей жаждали маленькой победоносной революции, им хотелось повоевать. Другие мечтали о революционной буре. Публиковали целый ряд документов исторических. Потрясающе, с каким восторгом люди ждали и стремились к войне! Такой большой никто еще не хотел (да еще двух), но маленькой!.. Ну скучно, понимаете, скучно! Потом уже Ленин в десятом году писал, прочтя книгу о том, что невозможна война: «Как бы хорошо, чтобы русские буржуи схлестнулись смертельной схваткой с немецкими буржуями, но я теперь вижу, что они не сделают нам такого подарка». Через пять лет, когда уже бушевала война, война была неизбежна, потому что империализм, экономика и т.д. То есть, что у нас получается? Только во второй половине двадцатого века стали появляться коалиции качественно нового типа: направленные против третьих сил; экологические международные коалиции и прочие. Первое время пытались Лигу Наций сделать, как бы первая попытка, еще не очень удачная, но ООН худо-бедно на каком-то этапе… Вопрос в том, насколько мы способны выработать механизмы солидарности без противопоставления. Удастся ли – я не знаю. Удастся ли это сделать, такое космическое мышление, мышление высокоиндивидуальное характерным для человечества в целом. Не исключаю, что для этого потребуется техническое вторжение в естественный мозг, в лимбические структуры и т.д. Сейчас все глубже технологические инструментарии вторгаются в самые интимные основы бытия. Без этого человечество не выживет в любом случае, потому что идет накопление генетического груза, развитие гуманистической культуры, у нас перестали умирать дети (это огромное достижение), у нас средняя продолжительность жизни под семьдесят (мы говорим: «Мало») и т.д. Но это все бесплатно не проходит. Это очередной, скажем, наезд на природные балансы.


  • Если бы было это эффективное влияние государства на граждан, то Храмы Христа Спасителя выросли бы в Москве у каждого метро и в каждом микрорайоне. Однако этого нет и не предвидится. Что же происходит в регионах нашего государства? Оглядываясь на фараонизированного президента Путина и его приближенных, участники командной вертикали страха стремятся подражать - клонировать то что изобрели сверху. В подражание московской, Ресинской “Программы 200 храмов шаговой доступности”. Новосибирский митрополит Тихон Емельянов, подпевая начальнику Гундяеву оглашает мечту в виде программы с похожей цифрой что избрал начальник. Якобы программы 120 храмов по области остро не хватает для компенсации утраченного. СМОТРЕТЬ ВИДЕО

     

     

  • Семинария, воцерковление, эти сумасшедшие платочкоюбочные и старухи. Овладеть хлебной профессией батюшки в наше время не так уж и сложно.

    Подписывайтесь на мастер-классы на этом канале и помогайте его развитию: Способ в три клика: http://www.donationalerts.ru/r/monahg...

    ЯндексДеньги: https://money.yandex.ru/to/4100110754... СБ карта 4276 6300 1042 2692 Альфабанк: 4790 8723 0937 1910 PayPall Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. paypal.me/monahgrigoriy WM R276527345677 Биткоин: 1vtGfZjm3EQwdJW88FBbppnQnuwNLdLoG Или просто кинуть на телефон или привязанный к нему QIWI: +79153043742 https://www.facebook.com/mihail.baran... https://vk.com/monahgrigoriy https://t.me/anti_batushka ЖЖ monah-grigoriy.livejournal.com https://ok.ru/group/54009983205553

    Сайт Антибатюшка: https://www.antibatushka.ru

    Написать Михаилу Баранову: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

  •  

    Угероя моего фильма и коллеги из Сергиева Посада сегодня  ФСБ, ГУВД и прочие вынесли все, что смогли, с мотивировкой что Андрей Трофимов всё же рекламирует православного фашиста Турухина. Изъято всё, имеющее оттенок принадлежности к электрическому току. Даже детские диски Фиксиков и ненужные провода. Минимум на год конфискуются телефоны всех(!) родственников. Статья на ГраняхТУТ. Как “орудие убийства” отвертка или скальпель в руках хирурга журналист априори признан виновным как поднявший проблему, и по сему он заслуживает порки.

    Собственно, а кто сомневался? Я всегда утверждал, что сублимация всех православных активистов, исповедующих еще более яркие мечты, чем Чаплин и Гундяев, только на руку РПЦ МП. Именно они “в случае чего” будут бесплатными руками по защите сакральных объектов Гундяевской франшизы  - святые мощи и святые храмы Ресинского стройкомплекса “Программы 200”, конвейеров Софрино с кочевниками из православных выставок.
    Казак Турухин вовсе не приверженец Московской Патриархии и покинул ее весьма давно, полагаю, именно из-за недостатка радикальности. Но его шествия аж дважды в году с зигами в честь Христа Воскресшего однозначно согласованыс наместником Троице-Сергиевой Лавры Феогностом (Гузиковым). Не то чтобы Турухин, текущий православный мэр города и православный начальник Посадского ГУВД берут у Феогноста благословение на шествие, скрестив ладошки, а решено не мешать процессу уже много лет назад, что “ну и пусть”. Решено именно взаимно: наместник Лавры и преданные спецслужбы. Вся эта приватизация Красногорской площади под автостоянку только для авто статусных клерикалов, придавление к ногтю независимых от Лавры сбытчиков советских пилоток и матрёшек происходила исключительно при аффилированности РПЦ и местных властей. Так что говорить “владыка не знал и ему в праздник некогда” - глупость. Это к “богоугодности” православных фашистов Турухина для РПЦ МП Гундяева.

  • Arcanum21

     

    Замечания перед основным текстом.

    Предлагаемый текст формально не является научной работой, хотя предмет исследования определен, - это Знание, и представления о Знании. Автор рассматривает понятия, сложившиеся в оккультной литературе (религиозной, мистической и теософской), и собранные в произведениях П.Д. Успенского, с точки зрения философии действительности, рассматривающей все фиксируемое человечеством в знаках, как результаты действий, взаимодействий человека и человечества со вселенной как части вселенной. Сам предмет, от которого автор «отталкивается» в своих размышлениях, теософия, является проявлением, результатом, «продуктом» метафизического мышления, связываемого с интуицией, чувством, поэтому в изложении присутствует также и обратное, зеркальное чувство, возникающее как реакция на воспринимаемый предмет.     

    Введение.

    Вместе с развитием научного знания, развитием техники и технологий на основе научного знания, в общественном сознании продолжают иметь место всевозможные представления о «тайных знаниях», оккультные науки, представления о «парапсихологии», «потустороннем мире» и прочих вещах, или недоступных ученым, или тщательно ими скрываемым.  Несколько телевизионных каналов, включая религиозные каналы и  передачи, настойчиво внушают телезрителям о реальности волшебства, магии, параллельной «мистической», «тайной» науке, предлагаются курсы и тренинги по овладению подходами к таким «знаниям», организуются группы по общению с «высшим разумом» («ченнелинг»), колдуны и маги объединяются в организации, на «голубом глазу» считая, что они оказывают реальные, практические услуги по «снятию порчи», «сглаза», «очищению кармы» и т.д.

    Но, кроме вполне обычных мошенников, зарабатывающих деньги на волшебстве и прочих магических и ритуальных услугах, есть серьёзные люди, с высшим образованием, которые отвергают церковные ритуалы и магические приемы современных колдунов и магов, но, считают реальностью возможность существования неких «тайных знаний», которые могут быть оставлены или бывшими ранее более развитыми цивилизациями, инопланетянами, либо поддерживающими «тайную науку» тайными обществами и отдельными «посвященными», существующими скрытно в нашей цивилизации. Основанием для такой позиции являются многочисленные, вполне исторически существовавшие учения, которые, по мнению этих «продвинутых» людей, служили образцами при написании Вед, Упанишад, Библии, Евангелия, Корана, работ по герметизму, алхимии, и, самого близкого к нам учения, объединяющего практически все оккультные, мистические науки, - теософии. Именно в теософии, возникшей на рубеже 19-20 веков, собраны все варианты «тайных знаний», и намечены «пути» их получения и пользования ими. Самыми знаменитыми русскими теософами были Елена Блаватская, Рерихи, Гурджиев, и Петр Успенский, собравший в своих книгах все основные тезисы, доказывающие, по его мнению, реальность существования «тайных знаний», доступных «высшему», «развитому» сознанию.

    В своих книгах «Четвертое измерение» и «Tertium Organum», написанных в 1912-1930 годах, он подробно разбирает всевозможные аспекты «тайного знания», и, в конце книги «Tertium Organum» предлагает читателю таблицу эволюции сознания, от линейного сознания низших животных и растений, через трехмерное восприятие человека, к сознанию «Сверхчеловека», к которому стремится человечество в своем развитии. Несмотря на критикуемую им науку, «заложницу» позитивистской философии, он вполне научно излагает свою гипотезу эволюции сознания, совершенно правильно полагает жизнь процессом познания, замечает, вслед за Вернадским (не упоминая его), что жизнь зависима от «тока атомов», излагает идеи теософии грамотно и рационально, и, для неискушенного философскими размышлениями ума, очень убедительно.

    Все современные пропагандисты «тайного знания», от Левашова до Склярова, так или иначе повторяют, иногда весьма упрощенно и переделанно под современные научные знания технологии, все основные тезисы «теософии», причем Левашов и его «клоны» искренне считают, что они достигли как раз того, «сверхсознания», о котором пишет Успенский, но, их представление о «сверхсознании» совершенно не соответствует тем параметрам, которые выводит Успенский.  А телепередачи о «загадочном» на РенТВ и чудесах на «Спасе» и других «мистических» каналах, - только слабое отражение теософских идей, мусор во всех отношениях, яркие и громкие, но ничего не представляющие кроме больной фантазии их авторов, обрывки чужих мыслей и дурно пахнущие останки некогда популярных теорий и бытовая, кухонная философия. Недаром для подтверждения жизненности своих измышлений, и религиозные и мистические каналы приглашают на эфиры ученых и атеистов. Представляете, что на популярную передачу по астрономии или физике приглашают астрологов и теологов, знатоков «загробного мира» и уфологов?

    Всё бы ничего, каждый верит в то, до чего может дотянуться своим умом, но, к сожалению, усиленная пропаганда существования «истинной» науки, доступной только «посвященным», или религиозным, искренне верящим людям, сведение научного исследования к служению доступному, свершенному, законченному знанию, «истинной» картине мира, которую неэтично и аморально нарушать (задевать «чувства верующих»), стремление «срастить» науку и религию, - такая пропаганда наносит непоправимый ущерб развитию культуры вообще, и развитию сознания, а значит и науки, и жизни всей человеческой цивилизации.

    Зачем нужные какие-то новые знания,  достаточно старых, традиционных, добытых в древние времена, волшебных, которые действуют без всяких технологий, просто молитвой, заговором и колдовскими пассами. В свое время в России, для продвижения продаж водки, спитрозаводчики выпускали брошюры о пользе различных спиртосодержащих настоек, в том числе и растворов сажи, собираемой из топившихся по «черному» изб. Пропаганда мистики и «тайных знаний» создает широкое поле для свертывания программ обязательного бесплатного образования, медицины, популяризации науки и научных знаний. Колосится и цветет псевдо и лженаука, заворачивая волшебство и колдовство в одежды строгого научного пафоса, подменяя науку наукообразием.

    Попробуем вместе с Петром Успенским разобраться в «тайных знаниях», и начнем с физики восприятия.

    ***

    Читать дальше здесь

    Или скачать файлом

  • РАСШИФРОВКА ПОЛНОГО ИНТЕРВЬЮ ДЛЯ ФИЛЬМА "ХРАМОСТРОЙ"

    - Александр Глебович, добрая встреча еще раз! Я бываю в оазисах не мракобесия, а духовности. И передаю Вам привет от священника Константина Санкт-Петербургской епархии. И он выражает сожаление о том, что не сможет присутствовать на Вашем творческом вечере по причине того, что вечер попал на 19 апреля – в Великую Субботу, а у батюшек – самый загруз: и служба, и уже куличи освящать. Это специально было?

    - Я думаю, что так называемый творческий вечер совпадает с массой других праздников. В частности, с рядом индуистских всяких мероприятий. Затем, поклонники и сторонники всяких религий тропической Африки тоже в этот день что-то отмечают. Вообще, куда бы мы ни ткнули, обязательно в этот день у каких-нибудь верующих какое-нибудь мероприятие. Поэтому выискивать что-нибудь в календаре абсолютно стерильное от религиозных событий в этот же день – дело непривлекательное и бессмысленное. Поэтому я очень сочувствую, конечно. Но и вместе с тем, в общем, я считаю, что ему повезло, этому отцу Константину, потому что слушать меня лишний раз ему не надо. Он создал себе очень уютный мирок с лампадочками, с дымом кадила, с балахончиками, с бормотанием. Ему хорошо, судя по всему, в этом мирке. Зачем ему из него вылезать, зачем ему лишний раз подвергать себя опасности задуматься? Не надо. 

    n

    - Я объехал много новых и строящихся в Санкт-Петербургской епархии. Некоторые долго строятся, причем так безнадежно, что местные жители к этому привыкают. И неизвестно какая перспектива всего этого. То, что происходит у нас в Москве - это вообще просто за гранью какого-то нормального человеческого восприятия, где местные жители выступают против того, чтобы у них во дворе храм возникал. Также некоторые превращаются в долгострои. Но, тем не менее, земля каким-то образом оказывается застолбленной. Как Вы думаете, лет через 30 во что это может превратиться? Мне один смешной мусульманин говорит, что «Пускай строят – все-равно нашими мечетями потом будут».

    - Я думаю, что это не будет мечетями. Я думаю, что это найдет свое бытовое применение, как это находят сейчас в Голландии, в Ирландии, в Германии, где, действительно, создается потрясающий паб, великолепные библиотеки, очень комфортабельные овощные рынки. Дело в том, что храмовая архитектура позволяет легко перепрофилировать эти здания во что-то, требующее большого объема воздуха, во что-то условно этажное, где эти этажи могут быть невесомыми, легкими, подвесными и, вместе, очень функциональными. В этом смысле пусть они не беспокоятся. Эти все строения не пропадут и когда-нибудь будут, действительно, служить людям.

    - Число религиозных сооружений, по-Вашему, влияет ли на число умножения паствы, на умножение числа верующих?

    - Конечно, безусловно влияет. Ну представьте себе поселок трезвенников. Просто абсолютных трезвенников. И в этом поселке открывается три винных магазина. Что будет с поселком – понятно. Через два года мы будем иметь 40% алкоголиков в бывшем поселке трезвенников просто потому, что других развлечений мало и здесь вот эта возможность опьянения становится чарующе близка. Такая же примерно логика, какая руководит и теми, кто хочет строить много храмов. Потому что вовлечение даже в чисто механический процесс всегда себя оправдывает. Я имею в виду – с финансовой точки зрения. Потому что ведь если дырявые ночные горшки не покупают, что нужно сделать? Нужно увеличить торговые сети и продавать больше дырявых ночных горшков – тогда в любом случае продажа ночных горшков дырявых покроет все издержки от их производства. Здесь, я думаю, РПЦшниками руководит, поскольку я не верю в наличие т.н. верующих: чем дольше я наблюдаю за сегодняшней Россией, чем дольше я наблюдаю за миром, чем больше я узнаю то, что называется смешным и странным словом «история», тем больше я понимаю, что занавес давно опустился. И что сейчас мы имеем под видом возрождения религии, под видом торжества религиозной идеологии - мы имеем очень карикатурную, смешную, слабенькую попытку просто возродить бизнес того времени. Это никак не сплавляется с реальной жизнью. Это никак не синтезируется с сегодняшним мировоззрением людей. Вот тогда – да, действительно. М ы знаем на примере средневековья (к сожалению, мы знаем больше европейское средневековье, потому что русское средневековье было до такой степени средневековым, что не оставило даже существенных письменных памятников о себе), когда мы обращаемся к такой интересной вещи, как история инквизиции, то надо понимать, что мы здесь мыслим очень такими примитивными плоскими штампами, что есть некая террористическая организация инквизиции, есть общество несчастное-светлое-благородное, которое эта террористическая организация всяко нагибала, насиловала и уродовала. Ничего подобного. Инквизиция как раз была инструментом самоочищения и самоорганизации того общества. То общество было феерически религиозным, когда, действительно, воду из стакана пили только в пять глотков - по числу ран т.н. Христа, когда все получало только религиозную трактовку, только религиозное осмысление и существовало только в контексте религии. Это начиная где-то уже с девятого, аж до, наверно, все-таки конца семнадцатого века, когда страсть к мощам была настолько искренней и настолько сильной, что когда, по-моему, в швейцарской деревушке прославившийся почитаемый праведник был убит прихожанами, которые его почитали, только с одной целью: чтобы он случайно не ушел, и его мощи не оказались бы в каком-либо другом месте. И вот сейчас мы понимаем, что, конечно, ничего похожего, ничего общего нет. То, что сейчас есть – компьютерная игра в православие; то, что сейчас есть – симуляция религиозной веры. Да, как бы картинка и симуляции выглядит достаточно страшно, потому что высвобождает самые плохие качества человека и узаконивает их. Увы, у религии это есть. Но того, что было, конечно, уже не вернуть. 

    hod

    - Я был на великом детском крестном ходе всегородском в это Вербное Воскресенье. Я, конечно, ждал больше сотни детей в стихарях, но, тем не менее, Вы правы. И никто не объяснил, зачем лошадка и откуда, собственно, ветвь. Я не стал уже задавать вопросы дальше из курса воскресной школы – что ж такое Страстная Седмица. Не знаю, насколько дети увидели в этом нечто новое, им было приятно, что происходит какое-то действо, что 20 репортеров их снимают, что их охраняет Нахимовское училище, ОМОН, какие-то службы безопасности. В общем-таки, такой маленький парад.

    - Это полнейший пшик! Полнейший пшик, потому что эти дети вырастут, а этим детям, скажем так, предложена вера без всяких альтернатив. Им не предъявлены контраргументы. Им не предъявлены антитезы и какие-то версии, которые разрушают все это. Им навязана определенная система очень простых, очень примитивных, очень живописных взглядов. Но при первом же соприкосновении с реальностью, при первом же контакте с критикой от этой всей веры, конечно же, ничего не останется. Поэтому грош ей цена, и как религиозную веру ее тоже нельзя рассматривать. Она вот в этих маленьких существах, которые переоделись в стихари, существует и номинально может значиться как вера только до той минуты, пока они не знают обо всем остальном. А их тщательно оградили от знания: от научных знаний, от критического взгляда на веру, от критического взгляда на евангельскую историю. Поэтому рассматривать это всерьез не надо.

    - А вообще табуированное мышление – оно откуда? Это результат социокультурной дрессировки или, может быть, можно говорить о каком-то вирусе, о том, что Докинз говорит?

    - Нет. Во-первых, не надо искажать Докинза, Докинз никогда не говорил таких грубостей. И Докинз все-таки предлагает метафору, а не предлагает научное обоснование своеобразной транскрипции генетической или какого-то мутанта-гена, который обеспечивает религиозность. Нет, ничего этого нет. Это все достаточно просто. Наша жизнь состоит из безусловных рефлексов и различных сложных условных рефлексов, которым все обучаются. Тот же самый человек, попадая в другую среду, будет правоверным мусульманином или хорошим буддистом или сумасшедшим поклонником кого-нибудь из южноафриканских богов. Поэтому табуированное мышление – это просто мышление, которое запрограммировано на самые простые схемы. Это мышление, которое возникает в человеке, который не знает, в силу разных причин, того, как обстоят дела по всей вероятности. Мы обязаны это подчеркивать – по всей вероятности, на самом деле. Вот и все. Ведь мы знаем, что от религиозной веры до атеизма дистанция очень короткая. Она состоит из нескольких сотен книжек всего-навсего. Кто хочет, ее проходит. Кто не хочет – остается с ней. Напомню Дарвина, который поднялся на борт «Бигля» очень верующим человеком, имеющим хорошую религиозную подготовку. 

    n

    - А Вы вообще своей посмертной участью не озадачиваетесь? Я склонен задумываться: может быть, это у всех нас, у особей homo, такое патологически развитое воображение? Оно же задает вопросы: «А что потом?». В религии нам дают четкие определения: за какие-то схемы поведения в земной жизни, соблюдение заповедей, за покаяние предсмертное как самый главный акт мы получаем то-то и то-то (может, какой-то вечный оргазм в раю, вечное восхваление, вечную ячейку – «Хоть с краешку, но в раюшку». А как Вы для себя этот вопрос решили?

    - А я вообще этот вопрос для себя никак не решаю. Я прекрасно понимаю участь всех биологических организмов на этой земле. Понимаю необходимость смерти как одного из важнейших механизмов эволюции. Понимаю, что только трезвое отношение к смерти воспитывает столь необходимые для жизни трезвость и храбрость и что отчетливое понимание смерти и того, что Вы, как романтик (потому что Вы все равно немного романтик), называете страхом смерти, поэтому у меня, вероятно, отсутствует.

    - А что делать с такими замечательными исследованиями об опыте умирания и возвращения? О том, что люди видели в состоянии клинической смерти? Вот этот труд (его даже нет на русском языке) доктора Сабома…

    - Я знаю этот труд. Дело в том, что это отдельная история. Не знаю, насколько она сегодня форматна Вашему фильму, но с этим, по счастью, уже разобрались. Существует большой объем подобной литературы, которая касается околосмертных состояний, отделения т.н. души от тела с возможностью созерцать собственную смерть, суету медсестер, работу приборов.

    - Может в соседнем кабинете даже через стену видеть - и потом это все совпадает…

    - Да. Множество-множество-множество есть показаний по этому поводу. Причем об этом пишут вполне реальные профессора, этим занимаются вполне реальные исследователи. Но надо понимать, что т.н. наука – она ведь легко освобождается от любой шелухи, которая на нее прилипает. И, в частности, есть такой Дик Свааб. По-моему, кто-то из его учеников (если не ошибаюсь, профессор Ван Дэйк). Дик Свааб – это руководитель Голландского Института Мозга – проделал блестящую экспериментальную работу как раз по околосмертным состояниям.  Причем, как всегда, все доказалось очень просто. Когда количество этих показаний о том, как некий дух или некая душа поднимается над телом и видит вот эти все ситуации и состояния, стало уже зашкаливать, то нейрофизиологам голландским (это очень своеобразная школа и очень интересная) уже это все надоело, они поставили блестящий по своему остроумию эксперимент, который все расставил на свои места. Вот у них есть там почти тысяча показаний, за разное время собранных, о том, как в клинической смерти поднимаются души и видят все происходящее, видят свысока и довольно точно описывают - ну, точно описать несложно, поскольку все реанимационные процессы достаточно однообразны всегда. Они пошли в ближайший канцелярский магазин. Они купили какую-то флюоресцентную бумагу. Голландский язык очень богат на различные грязные ругательства. И нарезали из этой флюоресцентной бумаги очень больших букв, из которых сложили чудовищные по своей заметности, хамскости и яркости ругательства, после чего эти слова с ругательствами были размещены на шкафах. Их не было видно снизу. Их можно было увидеть только сверху. На них были установлены еще подсветки, которые позволяли не то что в обязательном порядке их заметить…

    - На шкафах в реанимации?

    - Да, конечно. Либо в реаниматологии, в палатах – везде, где были тяжелые палаты, где наблюдались все эти околосмертные состояния. Естественно, никто из тех, кто столь живописно описывал свои взлетания духа, не заметил и не увидел этих бросающихся в глаза буковок. Чем, в общем-то для серьезной физиологии, для нейрофизиологии в этой истории была поставлена точка. То есть, мы знаем, что это, конечно, ахинея, что это весьма заразная и передающаяся друг ко другу иллюзия, которая даже иллюзией не является. Ну а что касается всяких тональных эффектов – они тоже имеют свое физиологическое объяснение. Чтоб не грузить Ваш фильм специальной терминологией, не буду этого касаться. Но вот этот блестящий эксперимент с ругательствами на шкафах, которые не замечали души взлетающих, хотя это первое, что бросалось в глаза, потому что мы имеем фотографии, как в действительности выглядит операционная сверху. В первую очередь мы видим вот на этих возвышениях эти буквы и эти сложенные слова.

    - Буквы были размещены после потери сознания человека?

    - Буквы там находились стационарно. Поскольку никогда невозможно предсказать вероятность или невероятность конкретно на столе, просто они вот были закреплены, приклеены на…

    - То есть, чтобы лежащий на столе  мог их краем глаза сопоставить?

    - Нет. Он никогда их не увидит. Он не знает об их существовании. Он понятия не имеет, он видит только вот всякие там шкафы для медикаментов, шприцов, для хирургической одежды – он не знает, что наверху. Он не предупрежден об этом, естественно. Но если, действительно, ситуация, при которой что-то поднимается и что-то может созерцать картину сверху (как они все описывают), реалистична – в первую очередь бросаются в глаза вот эти вот смешные предметы. Их не назвал ни один.

    n

    - Получается, что…

    - Получается, что это макулатура у Вас в руках. Мне очень неприятно это говорить, но это макулатура.

    - То есть, это подгон под реальность? Доктор Сабом как бы в результате этого исследования стал верующим. То есть, тут есть множество фактов на множестве страниц и множество таблиц… Показания самих медиков…

    - Да, я знаю. Более того, он почему-то все еще сводит в своих сочинениях к весу души у эльфов (местами), поэтому в глазах всяких материалистов это несколько лишает книгу достоинств. И мы знаем, что вся эта нейротеология, что все эти посмертные состояния  по сути дела - это все то же миссионерство, просто поменявшее документы и приклеившее усы. Их выдает дикий страх перед теорией условных рефлексов, о которой они вообще стараются не вспоминать, потому что по их мнению мозг – это что-то, что вложили боги в голову человека, чтобы им удобней было верить и чем верить. Это все осталось в области такой весьма примитивной паранауки.

    - Вообще скорость разрыва между учеными и простецами: что Вы предложите, чтобы эта дистанция сокращалась? Или всегда это какой-то удел элиты? Популяризация науки – она не будет достигать столь широких масс?

    - Не будет. Во-первых, потому что очень мало популяризаторов. И они достаточно слабы. Таких гигантских фигур, как Гексли или Энгельс, уже в этом веке не наблюдаем, хотя западные популяризаторы – такие как Нил Шубин, как Метт Ридли, как тот же самый Докинз – они, конечно, блестящи, и они выполняют свою функцию, но мы, в общем, видим и секуляризирующийся запад. В России популяризаторов науки нет вообще. Потому что у нас была эта школа, но у нас обычно популяризацией науки занимались блистательные ученые огромной величины – такие как Ферсман, как Вернадский – у них это получалось. У сегодняшних популяризаторов, к сожалению, не получается ничего просто потому. Что это – отдельная профессия, это все другое. И русских, российских популяризаторов науки читать можно только в режиме кампании по поддержке отечественного производителя, выбирая их по тому же принципу, по которому некоторые из патриотизма выбирают «Жигули», а не другой автомобиль. Вообще, я думаю, что трагедии в этом никакой нет, от того, что не произойдет в ближайшее время в России этого сближения. Ну, не произойдет! Значит, произойдет в какой-то другой стране, где все равно рано или поздно научное мировоззрение будет определяющим. А вот эти все ваши книжки про околосмертные состояния, про ауры, про акупунктуры, про медитации – они все тоже будут иметь, конечно, определенную паству, определенную референтную группу, но она будет съеживаться.

    - Даже уже мое поколение застало отсутствие необходимости извлекать квадратный корень на бумажке без калькулятора. Потому что появились калькуляторы, не говоря уже о логорифмах.

    - Ничего страшного.(23:35)

    - Теперь за меня все это делает телефон – айфон, айпад…

    - Ничего страшного. Во-первых, математика – это не наука, это инструмент науки. Им можно пользоваться так, как пользовался Ньютон, а можно пользоваться так, как пользуется Баранов. Ничего страшного. Не надо сакрализировать математику как таковую. Это великий и блистательный инструмент, но ставить от него в зависимость научное мировоззрение никак не надо.

    - Стоит ли за него бороться в нашей стране? Может быть, не согласитесь с этим термином, для православного путинизма это лишнее, если есть нефтегазосырьевая экономика. Или создавать дискуссионные клубы, чтобы люди с атеистическим мировоззрением и пограничным приходили туда и общались? Что Вы можете посоветовать? Как видится Вам? Или чисто интернет, свои форумы будут, какие-то разовые выступления, Ваши «Уроки атеизма», статейки, конференции раз в годик – и все?

    - Вы знаете, меня очень мало беспокоит интеллектуальное будущее России, скажу честно. Я в него не верю, потому что я понимаю, что отставание стало не просто трагичным, оно уже маргинальное. Да, конечно, хорошо, что есть вы, которые пытаются на обломках былой трезвости, на останках разума что-то делать. Но религиозное мировоззрение (причем не важно, какая это религия – это синтоизм, это православие, это мормонство) – это настолько комфортная вещь, настолько вещь, не требующая никакого усилия от своего носителя, что, конечно, она будет популярна – и особенно в России. 

    - Трансгуманисты прислали сообщение срочно Вас спросить о том, что в Сочи только что (с 6 по 11 апреля) прошла конференция по проблеме замедления старения. В перспективе ученые собираются вообще остановить старение и всех людей сделать молодыми. Как думает уважаемый Александр Глебович, как внедрение технологии остановки старения скажется на религиозности населения?(26:18)Множество Ваших поклонников хотели бы вечно созерцать Ваши творческие вечера или их продолжение. 

    - Понимаете, надо с очень большой аккуратностью, с очень большой строгостью обращаться со словом «ученые». Дело в том, что когда люди называют себя учеными, в этом есть омерзительная претенциозность. Ученый человек или неученый – выясняется либо после его смерти, либо когда его занятия сертифицируются чем-нибудь, как минимум – Нобелевской премией. Все остальные – это люди, которые занимаются тем или иным вопросом. Кто-то занимается фоссилизацией навоза динозавров, собирает их там, полирует…

    - Это навоз динозавра?

    -Да, это копролит. Это окаменевший навоз травоядного динозавра. Это, судя по всему, поздний мел, меловой период. Кто-то занимается оптикой, кто-то занимается еще какими-то вопросами. Сколь успешно он занимается – это всегда вопрос спорный и вопрос, который выясняют уже последующие поколения. Поэтому просто не надо гипнотизироваться словом «ученые». Надо понимать, что это слишком высокий титул, чтобы кто-нибудь из живущих мог на него так вот всерьез реально претендовать. А люди, которые занимаются и из своих занятий делают информационный товар типо там «вечной молодости» или еще каких-нибудь необыкновенных свойств – ну, просто не верьте тому, что пишут в Интернете. Это не тот источник. 

    n

    - Один репетитор английского языка из Приморья спрашивает: «Спросите Александра Глебовича об отказе от прививок на религиозной почве, склонности к самоубийству после обучения ОПК, позиционировании брака как мучения. Учебник требует от детей отдавать последние деньги ради спасения жизни. Боженька-пахан?» - эдакий крик души из глубинки. Что со всем этим делать?

    - Ну, вопрос бессвязный. Что касается вакцинации, то точки еще не расставлены. И мы прекрасно знаем, что многие тяжелейшие болезни, многие существеннейшие проблемы человечества были решены, как ни странно, без вакцинаций. Потому что ни лепра, ни чума не получили ни антилепры, ни античумы, не получили вакцин, которые страхуют от этих заболеваний. Тем не менее, эти заболевания исчезли. Вместе с тем, я бы не стал так вот огульно отвергать вакцинацию. Физиологически ее механизм довольно разумен и довольно понятен. Другое дело, что все равно каждый раз остается очень высок риск при вакцинации, потому что мы не имеем индивидуальной картины вакцинируемого. Мы не всегда можем быть уверены в качестве вакцины. Не всегда можем быть уверены в том, что вакцинирование производится в нужный момент. Но, опять-таки, объясняю – все это частности; сам физиологический механизм вакцинации довольно разумен. Поэтому тут уж каждый сам для себя решает – нужно от нее отказываться или нет. Я думаю, что религия, которая не прописывает, как я знаю, никаких правил по этому поводу (потому что когда религии возникали, еще об этом не было никакой речи и никаких представлений), религия здесь не может играть никакой роли. -

    - «Какой социальный институт мог бы заменить церковь на помощи психологической помощи?» - это Ваш интернет-подписчик «Уроков атеизма» спрашивает – «При условии, что реальные услуги психолога достаточно дороги и не всем по карману. Что делать человеку в беде, куда обращаться? Как научиться обходиться без псевдопомощи из церкви?».

    - Так а зачем ее вообще заменять? Зачем вообще каким-то образом ее аннигилировать? Ни в коем случае этого не надо делать. Надо понимать, что всегда будет определенный процент достаточно невежественных и достаточно слабых людей, которые будут искать простых объяснений мира, простых объяснений возникновения жизни, простых объяснений возникновения проблем в своей судьбе и в своей жизни. Зачем изобретать колесо, когда оно уже изобретено? Ведь наша задача – не ликвидировать церковь ни в коем случае, а всего-навсего ввести ее в некие законные рамки и не допустить, чтобы ее дремучие идеалы навязывались тем, кто не хочет эти идеалы воспринимать или не может воспринимать их всерьез в силу своей осведомленности и образованности. Но для какого-то контингента, как ни дико звучит это из моих уст, конечно, в той или иной форме это должно оставаться. И у настоящего атеиста никогда не может быть ликвидации или аннуляции церкви или замены ее чем-то. Ни в коем случае.

    - Не скоро ли мы с Вами подпадем под это колесо, ввиду успешности пропаганды центральных каналов (я имею в виду события в Крыму или на Украине, которые меняются с каждым часом), когда мы уже из оппонентов, из людей, задающих вопросы, перейдем в стан врагов? Потому что воюющему государству, аннексирующему одну за другой территории, остается вести диалоги о бюджетах, о налогах. Но против сопутствующей идеологии?.. Может быть, стоит со стороны православных радикалов дать свободу Европе в нравственных ценностях, где процветают аборты, нетрадиционная ориентация? Куда все катится? Турчинов – протестант, Азаров – заклеймят его масоном. А они все против православия фактически, поэтому против России и против русскоязычного населения. Этот клубок бесконечно будоражится. Что со всем этим делать?

    - Отлично! Вы ухитрились разместить в одном вопросе девятнадцать. Может быть, я не очень точно подсчитал; по-моему, я начал считать где-то с середины; но их – девятнадцать вопросов! Можно я отвечу на восьмой?

    - Угу.

    - Что касается Украины, то там может быть все, что угодно. К сожалению, логика развития событий такого рода обычно приводит к тому, что на какое-то время все превращается в пожар и кровищу. По опыту, который мы имеем, потому что мы знаем из истории. Поэтому сейчас чего-либо предсказывать по этому поводу?.. Вполне возможно, что Россия окажется втянутой во весь этот кошмар. И никаких способов реального противодействия этому кошмара или остановки этого кошмара у нас ведь нету, да? Нам прекрасно доказала Чечня, что, как только противник очень хорошо мотивирован, то количество БТРов и километры лампасов уже не имеют никакого значения; что величественность зданий штабов, количество красномордных полковников не играют никакой роли и не могут оказать никакого существенного влияния на ситуацию. Вот кто первым мотивируется в этой ситуации – тот, вероятно, устроит своим соперникам, своим противникам наибольший кошмар. Есть все вероятности предполагать, что первой мотивируется Украина - и тогда для России ситуация станет тяжелым испытанием. Я понимаю, о чем заранее льет слезы Гундяев. Он льет по Почаевской, Святогорской, по Киево-Печерской Лавре слезы, потому что это же потрясающе доходные точки. И сейчас РПЦ вынуждена двумя половинками попы – ягодицами – сидеть на двух горячих печках. Это очень тяжело! С одной стороны есть раскаленная печка Украины, с другой стороны есть уже раскаляющаяся печка России. А у РПЦ всего две ягодицы! Представьте себе, до какой степени мучительно делать выбор!.. До какой степени мучительно будет усидеть!.. С этой стороны требуется радикализм, а с той страны радикализм угрожает. Поэтому, я думаю, что бы ни произошло на Украине – это будет еще и трагедией РПЦ.

    - Жители рядом с парком Ходынское Поле в Москве – и есть такой Афганский парк возле метро «Перово» также в Москве – протестуют против возникновения там храмовых комплексов. Но от патриарха Кирилла умело проводится линия, что это, как бы, «храмоборцы». На них вешается такое клеймо. На самом деле, они против именно на священной памяти вот этих воинов Афганской или даже Великой Отечественной. Можно ли как-то развенчать эти мифы о приватизации победы церковью? Может быть, Вы, как невоевавший, но, наверно, внук войны, как петербуржец (ведь такие же мифы ходят и вокруг Петербурга, что выстоял город благодаря каким-то крестным ходам вокруг города – может, это и было как-то по пояс в снегу; или какие-то облеты с иконами): какова вероятность, как это все уложить по полочкам?

    - Не надо укладывать по полочкам, потому что это – удел религиозной мифологии, это и останется уделом религиозной мифологии. Это не имеет никакого фактического подтверждения. То, что касается девятого  мая, что касается победы – это уже вообще отдельная религия со своим отдельным культом, со своей отдельной символикой, очень далеко отдалившейся от реальности. Понятно, например, что если бы где-нибудь в сорок третьем году какой-нибудь офицер армии Власова (т.н. Российская Освободительная Армия – те самые, что так увлеченно сжигали всякие советские деревни, расстреливали советских баб с детьми, поджигали АВИНы, утюжили танками советские окопы) получил бы тяжелое осколочное ранение в голову и впал бы в кому, а сегодня бы пришел в себя, то, выглянув на улицу девятого мая, он был бы, вероятно, в полной убежденности, что армия Власова победила. Потому что он увидел бы власовские знамена – бело-сине-красные. Это были знамена, под которыми шла армия Власова. Он увидел бы георгиевские ленточки – те самые ленточки, которые были архипопулярны именно в армии Власова, о которых понятия не имела советская армия, потому что орден Славы был учрежден достаточно поздно и не был предметом почитания. Он бы увидел всю символику, не имеющую никакого отношения к Красной Армии, к реальной победе в ВОВ. Я имею в виду – он не увидел бы красного цвета. То есть, мы видим, что культ от явления отделился и зажил какой-то самостоятельной жизнью. Попробуйте кому-нибудь сказать, что георгиевские ленточки не имеют отношения к ВОВ. Вас либо засмеют, либо затопчут. А если Вы скажите то, что там я в свое время запустил (что это на самом деле все - расцветка колорадского жука, не более того; действительно похоже на надкрылья колорадского жука – и это единственная ассоциация, которая у меня вызывается), то на Вас будут смотреть уже на какого-то русофоба. zuk Хотя фактически Вы будете абсолютно правы. РПЦ – да, она трется о ноги этого культа победы и даже умудряется оставлять клочья шерсти на этих сапогах, но пока не убедительно. Понятно, что попы везде – не только при культе победы. Они при освящении научных библиотек, они на «Бойконуре» брызжут какой-то водичкой на падающие ракеты безостановочно. Они везде. Как только они будут вытеснены из общественного пространства туда, где им определено быть законом, то, вероятно, их посягновения на соучастие Советского Союза в победе во Второй Мировой Войне прекратится само собой. 

    - Вообще это было реально – быть в тайне верующим? Георгию Константиновичу Жукову все время возить с собой икону?

    - Я думаю, что это мифологетика. Но разбираться с мифологетикой надо, начиная с персоны непосредственно Жукова, с понимания его роли, с того, до какой степени и чем мы ему обязаны. И обязаны ли мы ему чем-нибудь, или это был просто очередной советский военоначальник, который просто понимал дешевизну солдатского мяса и легко из этого солдатского мяса строил т.н. победы, хотя то же самое можно было бы сделать с гораздо меньшими потерями и  с большим тактическим и стратегическим блеском. Поэтому не надо здесь обожествлять Жукова. Что касается мифологистики о каких-то верующих на войне, мы имеем тоже факты раскопа братских захоронений, где мы находим хорошо если на 40-50 полных комплектов останков один крестик. А в немецких могилах мы находим не меньше порядка 35-50 распятий, не менее 35 других религиозных символов. Вот на те останки, которые можно сложить в некие полные скелеты.

    после миниэкскурсии по столу Александра Глебовича:

    - Так, получается, вся эта куча – тысячи свидетельств клинически умерших – это подстава просто, придумки?

    - Нет… Это и подстава, это и придумки, это и заражение людей (друг друга) вот этой вот симпатичной версией. Почему мы видим, что это очень скачкообразно происходит? Мы видим, что, как только возникает на это мода, как только СМИ начинают это востребовать, тогда это усугубляется. Когда эта мода проходит, то как-то все и перестают пребывать в этих околосмертных состояниях. Я полагаю, что авторитет Дика Свааба и Ван Дейка, и всех остальных исследователей, которые занимались всеми этими околосмертными состояниями и, в общем-то, разоблачили эту историю, он достаточно высок. Эмпирическая база, опытная, подлинная научная база под этими разоблачениями настолько убедительна, что мы можем, в общем, об этом забыть.

    - Может, как-нибудь с точки зрения психиатрии это можно объяснить?

    - Нет, психиатрия не занимается такими вещами. Психиатрия – наука, основанная прежде всего на клиническом опыте. И психиатрия никогда ничего подобного не объясняла и никогда даже не заруливала во все эти скользкие области, понимая, что они как раз относятся к чистым фантазиям. Каждый околосмертный опыт, каждое околосмертное состояние – это все красиво, пока мы говорим об этом в целом, в общем; но как только какой-то некий конкретный пример с неким конкретным человеком и исследуем его то что называется invitro, конкретно с его диагнозом, с его подлинными показаниями, имеем возможность фотографически зафиксировать, что происходило на самом деле в те моменты, которые он говорит, мы убеждаемся в том, что это, в общем, легендистика.

  • Эзотеризм в Евангелиях. – Необходимость отделения Евангелий от Деяний и Посланий апостолов. – Сложность содержания Евангелий. – Путь к скрытому знанию. – Идея исключительности спасения. – История Евангелий. – Эмоциональный элемент в Евангелиях. – Психология искажений евангельских текстов. – Абстракции, ставшие конкретными. – Идея дьявола. – «Отойди от Меня, сатана!» вместо «Следуй за Мной». – «Хлеб насущный». – Легенда и доктрина в Евангелиях. – «Драма Христа». – Происхождение некоторых евангельских легенд. – Сыновность Христа. – Элементы греческой мифологии. – Элементы мистерий. – Идея искупления. – Смысл понятия «Царство небесное». – Элифас Леви о Царстве Небесном. – Царство Небесное в жизни. – Две линии мысли. – «Имеющие уши да слышат!» – Различные значения слов и отрывков. – Трудность приближения к Царству Небесному. – «Нищие духом». – Преследуемые за праведность. – Эзотеризм недостижим для большинства. – Различие в ценностях. – Сохранность идеи эзотеризма. – Трудности пути. – Отношение внутреннего круга ко внешнему. – Помощь внутреннего круга. – Результаты проповеди эзотеризма. – «Привязанность» – Притча о сеятеля. – Различие между учениками и прочими людьми. – Идея притч. – Ренан о притчах. – Притча о плевелах. – «Зерно» в мистериях. – «Зерно» и «мякина». – Краткие притчи о Царстве Небесном. – Идея отбора. – Сила жизни. – «Богатые». – Отношение людей к эзотеризму. – Притча о хозяине и виноградарях. – Притча о брачном пире. – Притча о талантах. – Притча о семени, растущем втайне. – Идея «жатвы». – Противоположность жизни и эзотеризма. – Новое рождение. – Пасхальный гимн. – «Слепые» и «те, кто видит». – Чудеса. – Идея внутреннего чуда. – Линия работы школы. – Приготовление людей к эзотерической работе. – Работа «ловцов человеков». – Правила для учеников. – «Праведность фарисеев». – Бодрствование. – Притча о десяти девах. – Учитель и ученик. – Умение хранить молчание. – Идея сохранения энергии. – Левая и правая рука. – Притча о работниках в винограднике. – Ожидание награды. – Отношение Христа к закону. – Внешняя и внутренняя истина. – Соблюдение законов и дисциплина. – Непротивление злу. – Молитва Господня. – Молитва Сократа. – Происхождение молитвы Господней. – Правила о взаимоотношениях учеников. – «Милость» и «жертва». – «Дети». – «Кто больший?» – «Ближний». – Притча о милосердном самарянине. – О псевдорелигиях. – «Соблазн». – Притча о неверном управителе. – Прощение грехов. – Хула на Духа Святого. – Злословие. – Учение Христа относится не к смерти, а к жизни. – Применение идей Христа.

    Идея эзотеризма занимает в христианском учении и в Новом Завете очень важное место; но это выясняется лишь при правильном их понимании.
    Для того, чтобы правильно понять то и другое, необходимо прежде всего строго отделить то, что относится к эзотеризму (точнее, те места, где эзотерическая идея стоит на первом месте), от того, что к нему не относится и не является выводом из идеи эзотеризма.
    В Новом Завете эзотерическая идея занимает главное место в Четвероевангелии. То же самое можно сказать об Откровении ап. Иоанна. Но, за исключением нескольких мест, эзотерические идеи в Апокалипсисе «зашифрованы» более глубоко, чем в Евангелиях; поэтому в своих зашифрованных частях они не входят в нижеследующее рассмотрение.
    Деяния и Послания апостолов по сравнению с четырьмя Евангелиями, представляют собой труды совершенно другого рода. И в них встречаются эзотерические идеи, однако они не занимают преобладающего места; Деяния и Послания вполне могли бы существовать и без них.
    Четвероевангелие написано для немногих, для очень немногих – для учеников эзотерических школ. Сколь бы интеллигентным и образованным (в обычном смысле слова) ни был человек, он не поймет Евангелий без особых указаний, без особого эзотерического знания.
    Вместе с тем, необходимо отметить, что Четвероевангелие – это единственный источник, из которого мы узнаем о Христе и его учении. Деяния и Послания апостолов добавляют к этому некоторые существенные черты, однако вводят и многое такое, чего нет в Евангелиях и что им противоречит. Во всяком случае, на основе Посланий невозможно было бы воссоздать личность Христа, евангельскую драму и сущность евангельского учения.
    Послания апостолов, в особенности Послания апостола Павла, образуют здание церкви. Это – упрощенное изложение идей Евангелий, их материализация, их применение к жизни, причем такое применение, которое нередко идет против эзотерической идеи.
    Добавление Деяний и Посланий к четырем Евангелиям имеет в Новом Завете двоякое значение. Во-первых, с точки зрения Церкви, оно позволяет ей установить связь с Евангелиями и «драмой Христа». Церковь фактически и начинается с этих Посланий. Во-вторых, с точки зрения эзотеризма, такое добавление дает возможность некоторым людям, начинающим с церковного христианства, но способным понять эзотерическую идею, соприкоснуться с первоисточником и, быть может, найти сокрытую в нем истину.
    Исторически в становлении христианства главную роль играло не учение Христа, а учение Павла. С самого начала церковное христианство по многим пунктам вступило в противоречие с идеями Христа. В дальнейшем расхождение стало еще более значительным. Мысль о том, что, родись Христос позднее, он не только не смог бы возглавить христианскую Церковь, но даже, вероятно, и принадлежать к ней, отнюдь не является новой. А в эпоху наивысшего блеска, могущества и власти Церкви его, несомненно, объявили бы еретиком и сожгли бы на костре. Даже в наше, более просвещенное время, когда христианские церкви если и не утратили, то, по крайней мере, стали утаивать свои антихристианские черты, Христос мог бы скрываться от гонений «книжников и фарисеев» разве что где-нибудь в северном русском скиту.
    Итак, Новый Завет, как и все христианское учение, невозможно считать единым целым. Надо помнить, что со временем их учения Христа стали обильно ветвиться разнообразные культы, хотя само оно ни в коем случае культом не было. Далее, совершенно невозможно говорить о «христианских странах», «христианских народах», «христианской культуре». На самом деле, все эти понятия имеют исключительно историко-географический смысл.
    На основании вышеизложенного, упоминая Новый Завет, я буду иметь в виду только Четвероевангелие и в двух-трех случаях – Апокалипсис. Точно так же под христианством или христианским (евангельским) учением я буду подразумевать только то учение, которое содержится в Четвероевангелии. Все позднейшие добавления – Послания апостолов, решения Соборов, труды отцов Церкви, видения мистиков и идеи реформаторов – остаются за пределами моей темы.
    Новый Завет – очень странная книга. Она написана для тех, кто уже обладает известной степенью понимания, для тех, кто владеет некоторым ключом. Думать, что Новый Завет – несложная книга, понятная простым и смиренным людям, – величайшее заблуждение. Просто так читать ее нельзя, как нельзя просто так читать книгу по математике, изобилующую формулами, особыми примерами, явными и скрытыми ссылками на математическую литературу, упоминаниями о различных теориях, известных лишь «посвященным», и т.п. В то же время в Новом Завете немало мест, которые можно понять лишь эмоционально: они производят определенное эмоциональное воздействие, разное на разных людей или даже на одного человека в разные моменты его жизни. Но, конечно, ошибочно полагать, что это эмоциональное воздействие исчерпывает все содержание Евангелий. В них каждая фраза, каждое слово полны сокровенного смысла, и только когда извлекаешь эти скрытые идеи на свет, становится понятной все сила этой книги и ее влияние на людей, продолжающееся вот уже две тысячи лет.

  •   Новость о ликвидации сей обители рассмотрим, конечно, лишь как литературное произведение своего времени. Да, жаль, нет возможности туда слетать, чтобы записать на видео потерпевших, пока в них не остыл “гнев праведный”. Итак, продолжаем учиться видеть во православных новостях невидимое, но самое главное и интересное.
    avg 

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru Индекс цитирования
Back to Top